Пятница, 18 июня 2021 18+

Дело о «бумажном стаканчике». Полиция Югры прекратила преследование Натальи Макагон из-за фальсификации протоколов мл. лейтенантом Андреем Борисовым

Опубликовано: 11 июня 2021, 17:40 | Служба новостей ЮграPRO

Вчера в здании МВД города Сургута проходило разбирательство по основному делу ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ. Мелкое хулиганство, которое проводилось в отношении Натальи Макагон. Протокол был составлен младшим лейтенантом полиции Андреем Борисовым по итогам якобы не адекватного поведения Натальи Макагон  в магазине «Лента» 3 июня 2021 года. «ЮграPRO» писало об этом 4 июня 2021 года в публикации  «Следующим будешь ты? Может ли полиция Югры не только рукопашничать, но и стрелять по «нарушителям-масочникам».

Днем ранее Наталья Макагон была оштрафована судом на 2000 рублей за отсутствие маски. Вину свою она не отрицала – маски действительно не было. Но вместе с протоколом за отсутствие маски полицейский Борисов составил еще два, так сказать вдогонку, последствия по которым (ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ и ч.1 ст.19.3) влекут за собой серьезные последствия. Тем более, что принятые в отношении нарушителя решения хранятся в полицейском досье, и при случае, с накоплением решений, могут стать основанием для того, чтобы признать гражданина рецидивно опасным членом общества.

В деле Натальи Макагон ст.20.1 считалась основной так, как именно  неповиновение требованию сотруднику полиции озвучивает при задержании полицейский Борисов, применяя  физическую силу к женщине.  Суть в том, что именно из признания нарушения по ст. 20.1 проистекает дело по ст. 19.3 «неповиновение полиции».  При недоказанности первого аннулируется второе, как не имеющее под собой доказательной базы.

Рассмотрение  дела по ст. 20.1 полиция решила провести в здании МВД Сургута, дома, как говорят суеверные граждане, и стены помогают.  Причина очевидна: было необходимы хоть какие-то гарантии того, что защита  сотрудника полиции пройдет без риска, ведь теоретически суд мог принять любое решение – как в пользу Макагон, так и в пользу Борисова. Тем более, что накануне дело по ст.  19.3 судья рассмотрел в городском суде, перенесся процесс из здания ИВС, где ранее его назначили сотрудники полиции, вынеся минимальный штраф. В этом был определенный момент, запрограммированный в полицейских умах: в коридоре, как рассказала вчера корреспонденту «ЮграPRO» Наталья Макагон, находилась, кроме прочих, женщина-полицейский, которой по функционалу и предстояло препроводить Наталью в этот самый СИЗО для определения на временное содержание в камере. Ожидания полиции не сбылись, хотя штраф 2000 рублей для кошелька тоже ощутимы.

Беседуя с корреспондентом «ЮграPRO» о деталях разбирательства о правонарушении по ст. 20.1 Наталья Алексеевна сказала, что дело удалось склонить в свою пользу только хорошей подготовкой к слушанию.

— Я собрала и проанализировала документы, которые имелись в деле, видеозаписи из магазина «Лента», восстановила хронологию всех событий, и установила, что того, что написано в протоколе, составленном младшим лейтенантом Борисовым, просто не могло быть.

Мне удалось доказать, что Борисов составил фиктивные протоколы об административных правонарушениях. Не соответствия были потрясающими, и как в полицейское начальство их не установило – загадка. Часть свидетелей, один из которых сотрудник администрации Сургута, начальник отдела Сергей Сергеевич Диденко, свидетельствовавший о том, что он видел, как я вела себя не адекватно. Напрыгивала на стойки с товарами, ругалась нецензурно… Он в «Ленте» был, но на разбирательство по моему делу не пришел.

Корреспондент «ЮграPRO», желая задать Сергею Диденко несколько вопросов, проштудировал штатное расписание администрации Сургута, но упоминания о Диденко не нашел. Позвонив в приемную мэра Сургута Андрея Филатова, корреспондент выяснил, что фигурант с такими данными администрации города не известен. Между тем, накануне дело Натальи Макагон рассматривалось в приватном порядке городским и полицейским начальством.

— Борисов с Диденко,  — продолжает Наталья Макагон, — якобы услышали шум, маты, завернули за стойку и решили, что это я себя так веду. В итоге показания Диденко, мои и Борисова, как свидетеля, решили не учитывать. Не учли также показания моей спутницы и еще одной женщины, которая была не полностью уверена в том, что она видела и что происходило. В итоге осталась одна гражданка Хусаинова, которая, по ее показаниям, видела всё от начала до конца.

Когда я стала вникать в документы, то увидела, что протокол, который я подписала 3 июня в полицейском участке, там были уже указаны два свидетеля: Диденко и Хусаинова. Согласно видеозаписи «Ленты», я, Борисов, Диденко и другие шли по торговому залу без остановки, вместе вышли из здания, сели в машину и приехали в полицию. Борисов никакую женщину не останавливал и ни с кем не разговаривал. Откуда эта женщина взялась, как написано «активной гражданской позиции, возмущенная инцидентом»? Все три часа, которые я провела в полиции, на улице сидела моя коллега и видела всех, кто заходил и выходил из здания. Никакой Хусаиновой не было.

Уже к концу разбирательства я попросила Виталия Корнеева, заместителя начальника полиции Сургута, объяснить: я протокол подписала в 12:45, в нем было два свидетеля. Как Борисов смог взять показания у свидетеля Хусаиновой, если мы были вместе, и никакой Хусаиновой поблизости не было?
Вызвали Борисова, и на вопрос о том, где была опрошена гражданка Хусаинова, он ответил, у нее дома, в третьем часу дня. Она его знакомая, он на участке знает практически всех граждан.

— Я спросила, продолжает Наталья Макагон, — почему Борисов был уверен, что Хусаинова согласится дать показания против меня и на каком основании он вписал ее в протокол раньше, чем допросил? Борисов на вопрос не ответил, Корнеев его отправил восвояси, а через час мне сообщили, что дело прекращено за отсутствием состава преступления.

— Я пониманию, что такое фиаско – это пощечина МВД в том смысле, что они сами дело возбудили, сами прекратили, теперь не апелляции, ничего. В полиции надеются, что на этом все стихнет, но я сказала, что не некорректно составленные документы, а фальсификация, которая уголовно наказуема. Поэтому я отдала в прокуратуру заявление о проверке материалов дела, а также по привлечению к ответственности всех свидетелей, которые дали против меня показания.

Дело быстренько в полиции закрыли, — заканчивает Наталья Алексеевна, — а об этом протоколе речь пока не идет. Если я не инициирую против этого протокола дело, всё вроде как должно сойти на тормозах. Как можно? Сотрудник полиции совершил преступление, составил фальшивый протокол, на основании которой мне чуть не впаяли статью, когда я ни в чем не виновата!

Там же, после окончания разбирательства, сотрудник полиции обмолвился, что они создали не желательный для себя прецедент, и теперь при разбирательстве подобного дел опытные юристы могут ссылаться на негативную практику сургутских полицейских. Это уж кто чем славен…

Надо также отметить, что силовики очень умело и с пользой для себя использовали меры, принятые для ограничения распространения COVID-19. Кратко их можно обобщить, как «без масок и больше трех не собираться». В прошлом году в КоАП РФ была включена Статья 20.6.1. Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения. (введена Федеральным законом от 01.04.2020 N 99-ФЗ), разумность которой трудно отрицать. Но удручает также, что в практике силовиков именно она стала основной дубиной в пресечении проведения массовых мероприятий. Причем налицо избирательность ее применения и трудно доказательность правоты человека, против которого обращено правосудие. Следом за 20.6.1 прицепом идут 20.1 и 19.3. Именно так произошло с Натальей Макагон, эта же косилка сработала летом прошлого года против сургутянок Ларисы Батыревой и Снежаны Волкановой.

Женщины, оказавшись в центре развязанного против них публичного скандала предпочли просто не связываться далее с машиной наказания и правосудия. Тем не менее, бесстрашно боритесь за свои права, какой бы безнадежной не казалась ситуация, и ничего не бойтесь!

СПРАВОЧНО:

*Мелкое хулиганство — это нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. Влечет за собой административную ответственность в виде административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административного ареста на срок до пятнадцати суток.

**Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы либо сотрудника войск национальной гвардии Российской Федерации в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей — влечет наложение административного штрафа в размере от двух тысяч до четырех тысяч рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок от сорока до ста двадцати часов.

Рубрики: ПравдаPRO, Происшествия, Сургут. Метки: , , , , , , .


Рейтинг новости:

1251
Просмотры:
14
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. O tempora, o mores... пишет:

    Этим и закончилась «Неделя добра» в Югре…В Петербурге безнаказанно пинают женщину в живот, в Нижнем Новгороде доводят до самосожжения, в Сургуте применяют болевые приемы против женщины и фальсифицируют при этом дела…Ну, дела…

  2. Вакансия. пишет:

    А где же «Брат Кондрат»? Сдулся.
    Получит ли полицейский — полицай пинка под зад? ((

    • Леонид пишет:

      Составлено было три протокола, опротестован один… Кондрат писал о правомерности применения физической силы, для принуждения к исполнению законных требований… О чём кликушествуете?!

  3. Аноним пишет:

    Даже вовремя Великой Отечественной войны были неправомерные приказы и их можно было не исполнять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑