Понедельник, 29 ноября 2021 18+

Не на жизнь — насмерть. Почему схватки жителей Югры с бродячими дворнягами стали обыденным делом

Опубликовано: 14 ноября 2021, 18:54 | Служба новостей ЮграPRO

«В поселке Юбилейный Советского района стая агрессивных бездомных собак терроризирует местных жителей. Люди вынуждены ежедневно провожать до остановки на автобус в школу и позднее встречать своих детей, чтобы не произошло трагедии!» — сообщает в соцсетях депутат Думы Югорска Антон Пантин.

«В городе Лангепасе ХМАО скончалась 43-летняя местная жительница, после укусов напавших не нее бродячих собак. Возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 293 УК РФ (халатность, повлекшая смерть человека)», — сообщало «ЮграPRO».

Начнем с того, что изнанка этих и других подобных историй выглядит отнюдь не как явление, подобное стихийному бедствию – это производное очковтирательства обществу и проявление коррупции. Одно из проявлений.

Казалось, на каком-то этапе зоозащитники добились признания за животными каких-то там прав, типа для «братьев наших меньших». С 1 января 2020 года вступили в силу изменения в Федеральном законе «Об ответственном обращении с животными», согласно которым безнадзорные животные должны отлавливаться гуманным путем, то есть с помощью временных парализаторов. После отлова животное будет помещаться в приют, где будут оказаны ветеринарные услуги, а также вакцинация и стерилизация. Пока животное находится в приюте, ему также попытаются найти нового владельца. Если же хозяина так и не найдут, то по истечении 15-дневного срока животное возвращают в естественную среду (конкретно — к прежнему месту обитания), предварительно идентифицируя его с помощью бирки или чипирования.

Но можно ли одушествлять зверя, который ни Конституцию ни читал, ни уголовный кодекс? Суть дела в том, что в стаях городских или поселковых собак не какие-то брошенки, — они формируются большей частью из тех особей, которые появились на свет на воле, и эта воля с волчьими законами выживания и есть их естественная среда обитания. Домашний пёс, попадающий в такую стаю, если выживет, мгновенно перенимает животные законы, при которых человек уже не всевластный хозяин, а объект охоты.

Возникает вопрос, кто больше чиновнику друг: человек, который в страхе, перебежками, как под снайперским прицелом, передвигается по улицам, или бродячая собака, свободно и вольготно резвящаяся на тех же улицах? Бездомная собака – это, за редким исключением, естественная форма дикой собаки. У нее никогда не было хозяина, и жить нормально, в квартире или на привязи она не сможет.

Сейчас в ХМАО делаются попытки реализовать не реализуемое: отлов животных – стерилизация – вакцинация – выпуск в прежнюю среду обитания. Этот путь в свое время пытались пройти европейские страны, но затем отказались, так как прививки надо ставить системно, при этом, несмотря на стерилизацию, численность животных на улицах только возрастала. Но мы привыкли к тому, что об каждый утюг надо постучать собственным лбом.

Бесспорно, гуманность нужна, но если бы какой-то мужик встречал женщин с детьми по дороге в детский сад и пугал их, его бы отловили быстро и спрятали надолго. Когда то же самое делают собаки, чиновники полагают, что ничего страшного нет. Разница в том, что с мужиком стали бы работать люди с пистолетами и в погонах, вопросом обезвреживания собак должны заниматься муниципальные чиновники.

Кстати, после трагедии с искусанной собаками до смерти женщиной две недели назад назначенный глава Лангепаса Сергей Горобченко заявил, что возобновит кампанию по отлову бродячих животных и станет лично контролировать ее исполнение.

Общественность в этом вопросе более гуманна, нежели штатные сотрудники на бюджете. В Ханты-Мансийске довольно долго работает Автономная некоммерческая организация Приют для животных без владельцев «Велес».

Работает за счет пожертвований и добрых людей, которые оказывают ей помощь. Это организация заметна в публичном пространстве, чего не скажешь о пункте передержки бездомных собак, расположенном рядом с полигоном ТБО Ханты-Мансийска. – это муниципальное предприятие.

Для сравнения, как живет приют, созданный людьми добровольно, и как будет выглядеть такой же приют в Мегионе, который обещают сдать в декабре, публикуем два снимка.

Между тем, в Мегионе имеется временный приют для животных «Раненое сердце». Как и «Велес», «Раненое сердце» имеет массу проблем, связанных с финансированием, кормами,  транспортом, средствами ухода  и медикаментами для собак, многие из которых попадают в руки волонтеров ранеными, ослабленными, больными.

Год назад «ЮграPRO» опубликовало статью «Полный карт-бланш! Как глава Мегиона Олег Дейнека приют для собак строит?»,

где речь шла, в частности, о возможном хищении бюджетных средств, а также о том, что площадка для собак строится в рамках направления «Экология» Национальных проектов России.

«На сегодня готовность объекта составляет 90%? – отчитался на траурной волне гибели женщины в Лангепасе директор МКУ «Управление капитального строительства и жилищно-коммунального комплекса» Мегиона Александр Пидлипный. — Выполнена планировка территории площадью почти 3 тысячи квадратных метров, завершена сборка деревянных каркасов вольеров, смонтирован пол, кровля, обшиты стены, закончены работы по освещению территории. Будут установлены переоборудованные для оказания животным ветеринарных услуг и обустройства карантинного бокса бытовые вагончики, безвозмездно переданные предпринимателями города».

А что же по национальному проекту, которые есть гордость России, сделано в Мегионе кроме подсыпки территории строительным мусором, и бытовок, которые за ненадобностью и по ветхости отдали строители?

Сейчас, когда «собачий объект» по Национальному проекту почти готов к сдаче, перед Дейнекой стал вопрос, что делать с ним дальше, потому что ставить откровенную халтуру, где, судя по всему, украдено все, Олег Александрович на баланс муниципалитета ставить не хочет. Во-первых, не понятно, сколько вольеры простоят, как бы не рухнули от первого ветра, во-вторых, придется набирать в штат сотрудников и возмещать расходы, связанные с функционалом приюта для собак. Первое и второе, входящее в Национальный проект по экологии,  с концепцией развития города не совмещается.

— Строящийся в Мегионе приют для собак «Раненому сердцу» хотят отдать даром, еще и приплатить хотят, но мы этот объект не возьмем, — рассказала корреспонденту «ЮграPRO» Маргарита Стрелкова, директор приюта «Раненое сердце». — Причина в том, что объект не предполагает нормального содержания животных. Даже вольеры построены не так, как надо. Во-первых, не хорошие, не качественные материалы. Нормальной, большой собаке этот вольер буквально на два часа – разнесет на щепки. Кроме того, будет слишком много затрат по оборудованию вольеров. Нужно будет организовывать будки для собак, организовывать теплые вольеры, потому что хотя бы 10 дней после стерилизации собаку нужно держать в тепле, чтобы она голым пузом к доскам не примерзла. На данный момент это еще не до конца огороженная территория, на которой строятся так называемые вольеры, потому что это тяп-ляп, просто видимость. Под площадкой строительный мусор, присыпанный песком, все это будет осыпаться, обваливаться. У того, кто этот приют возьмет, должна быть куча собственных денег для достройки и ремонта, какой-то сторонний богатый спонсор, потому что местные не заинтересованы. Мы, как НКОшники*, такое не потянем. На самом деле ситуация с бродячими собаками критическая. Да, они сбиваются в стаи, да, они агрессивны. Если раньше  можно было спокойно подъехать к гаражу, то сейчас если им что-нибудь не кинешь, начинают нападать, это везде есть. У нас в приюте в среднем постоянно находятся около 50 собак, сколько десятков бродячих собак гуляет по городу, на самом деле не известно, — заканчивает рассказ Маргарита Николаевна.

Если в ближайшее время не случится очередного нападения одичавших собак на жителей, то истории с недавним нападением собак  на 4-х летнего ребенка в Сургуте, смертью 43-х летней жительницы Лангепаса будут замылены среди бодрых сообщений о том, что «глава взял под личный контроль», «в Мегионе появится новый собачий приют»… На самом деле всерьез проблема не решается. Как это должно быть сделано, что нужно для того, чтобы школьники и детсадовцы, как минимум, ходили по улицам городов и поселков округа без страха и риска для жизни, не боясь одичалых псов.

*Некоммерческая организация (НКО) — это организация, не имеющая в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющая полученную прибыль между участниками. Цель деятельности НКО — достижение общественных благ в той или иной сфере.

 

Рубрики: Лангепас, Мегион, ПравдаPRO, Происшествия, Советский район, Югорск. Метки: , , , , , , , .


Рейтинг новости:

383
Просмотры:
5
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Аноним пишет:

    Раньше собаки не нападали на людей. Виноваты люди превратили питомники собак в «мини- концлагеря» для собак — вот собаки и мстят «двуногим». Или люди изменились стали злее и собаки -это чувствуют.

  2. Аноним пишет:

    Ране у каждой собаки был хозяин, теперь бездомные собаки. А бездомных собак просто отстреливали на шапки.

  3. Aleksandr пишет:

    Крупные ( боевые) собаки без намордников (с хозяевами или без) это угроза жизни человека, так же как и волки и медведи. Необходима немедленная изоляция или уничтожение.

  4. глеб пишет:

    передержка возле ТБО в Ханты-Мансийске уже давно не работает. будки как раз Велесу и передали что за журналист написал статью, который такие факты не знает и пишет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑