Среда, 30 сентября 2020 18+

«Короли» и «капуста»! Может ли в Югре и Сургутнефтегазе COVID-19 обрести признаки «вируса нищеты»?

Опубликовано: 7 апреля 2020, 17:54 | Служба новостей ЮграPRO

Какой нищеты, спросит читатель, если COVID-19 поразил не только Россию, но также богатые европейские страны, Китай, США? Суть ответа, несмотря на кардинальные отличия между государствами, состоит в том, что в общем знаменателе стоит факт перекладывания правительствами заботы о здоровье на плечи самих граждан. Югра, живущая по своему уставу и в интересах элит, в этом смысле не исключение. Вместо всеохватной системы здравоохранения, которая за счет наработанных ресурсов сможет среагировать на всякие неожиданности типа нынешнего COVID-19, начинает использована схема так называемой «точечной медицины»: зуб подлечить, гипс наложить. Эта схема ползучим способом, как метастазы, тихо и незаметно начинает превалировать над бесплатными началами медицины, все глубже проникая в кошельки граждан.

Но это присказка, потому что первый, пока во многом неудачный опыт борьбы с коронавирусом, заставляет взглянуть на причины беспомощности чиновников, олицетворяющих власть, и которые в последние десятилетия упорно стремились к беспрепятственному принятию решений и контролю над финансами.

Одним из главных признаков разделенности современного российского общества является не только наличие в нем элит, ворочающих денежными мешками, и менее состоятельной части населения, но также, что менее заметно, на бюджетников, которые социально защищены, и средне-мелких предпринимателей, которые являются работодателями. Карантинная схема, предложенная правительством, привела к тому, что бюджетник, работающий или не работающий удаленно, получит свою заплату после вынужденной отсидки в домашних стенах, предприниматели возможности платить персоналу за вынужденные каникулы, как правило, не имеют.

ПАО «Сургутнефтегаз», одно из крупнейших предприятий нефтяной отрасли в России. отчиталось о финансовых результатах за 2019 год. Выручка предприятия выросла на 30,67 млрд рублей до 1,556 трлн рублей. При этом чистая прибыль предприятия упала в 7,9 раза и составила 105,48 млрд рублей. Годом ранее показатель был на уровне 827,64 млрд рублей. Эту компанию мелкой не назовешь — здесь работают около 130 тысяч человек. Но экономить ей, не поверите, приходится буквально на всем. В период объявленных карантинными дней предприятие работает в обычном режиме, без всяких каникул, а тем сотрудникам, которые желают само изолироваться, предложили, как вариант, оформить отсутствие на рабочем месте как очередной отпуск, либо отпуск за свой счет.

Но есть и другая категория трудящихся в «Сургутнефтегазе», разместившая в социальной сети петицию к руководству компании о выплате компенсации 100 тысяч рублей. Автор петиции, которую подписали около 50 человек, BulatNuriev, задает вопросы, на которые, судя по всему, у него нет ответов: «Почему мы должны рисковать своим здоровьем просто так. Мы такие же люди как все, мы так же можем заболеть этим вирусом. Вместо самоизоляции, ходим толпами на автовокзал, толпами едем в автобусах на производство. Это огромный риск для всего округа. Никакая дистанция 1,5 метра не будет соблюдаться никаким образом, и марлевой повязкой вряд ли кто-то спасется. Если на автовокзал попадет хотя бы один зараженный, будет ужасная цепочка зараженных,и кто будет за это потом отвечать. Поэтому считаю справедливым выплатить 100 000 руб. каждому работнику не зависимо от профессии, так как работа идет в чрезвычайно опасных условиях».

Платить или не платить — это решение менеджмента компании, который, скорей всего, ничего никому платить не будет. Но, согласимся, ситуация, которую излагает BulatNuriev, довольно тревожная. Сейчас, в условиях эпидемии, требования к безопасности населения повышены, и, конечно, если подхвативший вирус поработает день-другой в коллективе, обеспечит себе компаньонов по госпитализации. Конкретный тому пример — Приобское месторождение, откуда сотрудников, работающих на лицензионных участках Роснефти  с COVID-19 вывозят десятками. Пока этот вопрос, судя по всему, не сильно волнует руководство «Сургутнефтегаза». Сегодня корреспондент «ЮграPRO» попытался узнать мнение по этому поводу у председателя Объединённой первичной профсоюзной организации ПАО «Сургутнефтегаз» Михаила Чабарая или его заместителя Игоря Подляскина, поскольку именно под их интересы подпадают вопросы создания безопасных условий труда работодателем. Дальше приемной Михаила Чубарая корреспонденту проникнуть не удалось — председатель Чубарай был занят, как и Подляскин.

Другими вопросами, имеющими поистине общегосударственной значение, был занят, судя по всему, и менеджмент компании. Мало того, что цена нефти марки Urals на мировых рынках упала ниже ее себестоимости, сегодня на московской бирже нефть Urals вообще не торговалась. Когда финансово-экономические тиски начинают сжиматься до предела, до коронавируса ли тут и каких-то работяг, которые ездят на общественном транспорте без масок?

На самом деле, истоки нынешнего кризиса, который только начинает разматывать свои витки, не экономические, а социальные. Сейчас никто не берется предсказать, с каким результатом, а главное, когда закончится борьба с пандемией COVID-19. Но уже понятно, что под эгидой пандемии и существенного снижения спроса на энергоресурсы нефтяные гиганты схлестнулись с целью вытеснить с рынка конкурентов, среди которых Россия, не исключено, значится в списке под номером 1.

Тем не менее, все мы надеемся на то, что COVID-19 рано или поздно сойдет на нет, и властям придется не только поднимать из пепла бизнес. На первое место выйдет борьба с бедностью, о которой так часто и много говорили в последнее время. Сейчас Правительство РФ разрабатывает варианты сценариев, в основе которых опять же лежит цена на нефть от $10 и выше. Предусматриваются возможные периоды простоя экономики до 1 июня и далее — когда все заработает, зависит от эпидемической ситуации.

Уже сейчас идет скрытый, никак не проявляющийся рост безработицы. Закрываются мелкие предприятия, соответственно, идет удар по трудоспособному активному населению. Сейчас, кроме объявленных мер помощи малому бизнесу, которые сами предприниматели считают не существенными, существенных решений нет. Тактика понятна: после того, как битва с COVID-19 будет закончена, полководцы подсчитают число потерь, понесенных на поле боя, и станут формировать новые батальоны из того, что осталось. Есть опасения, что финансов на поддержку и восстановление из пепла в стране просто не будет. Различные АО, ПАО, банки и прочие структуры, располагающие финансами, будут озабочены решением собственных проблем по принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

Что касается малого бизнеса, он крайне закредитован, и, по оценкам экспертов, в зону банкротства в первую очередь попадут такие отрасли, как общепит, гостиничный бизнес, транспорт, мелко розничная торговля, сферы, связанные со спортом, культурой, дополнительным образованием, услуги по которому оказывают частные предприниматели. Парадокс заключается в том, что все эти разорившиеся предприниматели когда-то платили налоги в бюджет, из которых, отчасти, формировалась зарплата бюджетников. Значит, чиновникам при финансах придется решать задачу, где взять денег на выплату зарплат врачам-учителям-прочим пользователям бюджетных средств.

Если рассматривать обычного гражданина с точки зрения предпринимательства по аналогии с тем, что он тоже располагает определенным бюджетом, даже если расходует его на личное потребление, то по данным опроса, опубликованными РБК, 60% респондентам не хватает денег даже до следующей зарплаты. Опрос проводился до введения правительством мер, связанных с эпидемией COVID-19. Чем дольше будут продлятся карантинные мероприятия, тем более будет нарастать финансовое неравенство. Люди, будут терять работу, соглашаться с уменьшением заработной платы: самый сильный удар придется по слоям населения с низкими доходами. Хотя, повторимся, многое зависит от того, как скоро удастся свести на нет распространение коронавируса.

Уже сейчас очевидно, что, выйдя из само заточения, граждане обнаружат, что попали в какой-то другой мер, где борьба за выживание стала жестче, и надо заново приспосабливаться к методам выживания, которые уже успело выработало пост-коронавирусное общество.

Многое здесь зависит от государства, и даже не от тех финансов, на бесплатную раздачу сейчас уповают самоизолированные граждане: какие страна поставит перед населением цели, какие возможности предоставит для их достижения. Люди, на самом деле, многое могут, был бы интерес, был бы ясно видимый свет в конце тоннеля.

Рубрики: ПравдаPRO, Сургут, ТЭК, Ханты-Мансийск, Экономика. Метки: , , , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

1033
Просмотры:
13
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑