Вторник, 12 ноября 2019 18+

Хуже, чем в колхозе! Следователи Югры потеряли вещественные доказательства?

Опубликовано: 29 октября 2019, 15:45 | Служба новостей ЮграPRO

Даже не понятно, как расценивать то, что уголовное дело, перед тем, как оно попадет в суд, вдруг начинает «усыхать»: из него пропадают доказательства по делу. Причем, также непонятно, с какой целью это делается: то ли по нерадивости сотрудников следственных органов, то ли из желания силовиков скрыть факты, которые помогут оправданию обвиняемого? Кроме того, поскольку факт «усыхания» доказательной базы установлен самим силовиками в ходе как служебной проверки, так и постановлением по факту в отказе о возбуждении дела в отношении виновных «в усушке», возникает вопрос: насколько часто это происходит, и к каким последствиям может привести.

Сейчас в Сургутском городском суде находится уголовное дело в отношении Шмонина Э.В. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.128.1, п. «б» ч.3 ст. 163, ч.5 ст. 128.1, ч.5 ст. 128.1, ч.1 ст. 137, п.п. «а, б» ч.3 ст.242 УК РФ. Преступления серьезные, дело резонансное, хотя общественный интерес к нему за почти два года расследования поугас — за это время произошло немало других событий, интересы переключились. Так что вопрос сегодня не стоит именно о Шмонине, а о том, что выяснили адвокаты после того, как взялись за защиту обвиняемого и получили доступ к материалам уголовного дела.

Главное, на что они обратили внимание, в деле не хватает вещественных доказательств, которые, вполне вероятно, во время судебных разбирательств могли оказать какое-то влияние на решение суда.

Адвокат Сергей Кравченко из Ханты-Мансийска, подавший судье Сургутского городского суда Алексею Усынину ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, ссылается на постановления Конституционного суда РФ, статьи Конституции, Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Тут не поспоришь, в России существует единой правовое пространство, которое постепенно вплетается в мировую практику, так что всякие «местечковые» придумки тут не катят.

Напомним, что информация об исчезновении вещественных доказательств из дела вовсе не была новостью для того же Следственного комитета по ХМАО-Югре, как минимум, с июня 2019: именно в этот период была проведена служебная проверка с целью установления наличия или пропажи вещественных доказательств.

 

 

Показался любопытным один момент: имеет ли капитан юстиции Александр Каневский дисциплинарное взыскание? В конце абзаца говорится, что имеет, через строчку — не имеет…

Но дело опять же не в этом. Дело Шмонина на протяжении более чем полутора лет передавалось от одного следователя к другому (материалы есть в распоряжении «ЮграPRO»), и в течение этого долгого и тернистого пути часть вещественных доказательств исчезла.

 

По сути вопроса, при определении виновных в столь вопиющих прегрешениях, в отношении них должны быть возбуждены уголовные дела. Вероятно, именно с этой целью в ведомстве и была проверена информация о совершении возможного преступления, которая состоялась в августе 2019 года.

 

 

Нет смысла пересказывать все перипетии как первой, так и последующей проверки. То, что рассказывали силовики проверяющим, весьма разноречиво: один говорит, сдал вещдоки в хранилище, другой говорит, что дело ему передавали, но наличие вещдоков в хранилище он не проверял, третий говорит, что дело принял, но вещдоки потом собирал по кабинетам следкома, описывал и сдавал в хранилище… Другими словами, если обобщить, документооборот в СУ СК России по ХМАО-Югре, судя по всему, ведется как в колхозном амбаре, где картошку насыпают в мешки лопатой «на глазок», забыв напоследок посчитать сколько получилось мешков.

«При рассмотрении уголовного дела выявлены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона при производстве предварительного следствия, которые препятствуют принятию судом по уголовному делу законного решения, — подчеркивает в своем обращении к судье адвокат Сергей Кравченко. — Как отметил Конституционный суд РФ, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствии с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, что позволяет после устранения выявленных существенных процессуальных нарушений и предоставление участникам уголовного судопроизводства возможности реализовать соответствующие права вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения».

Опуская различные подробности, касающиеся пропажи вещественных доказательств, отметим, что большинство из них — информация на электронных носителях. Делая заключение об отказе в возбуждении уголовного дела, старший следователь контрольно-следственного отдела Виктор Букреев ничтоже сумняшеся посчитал на калькуляторе суммарную стоимость пропавших компакт дисков, роутеров 10 тысяч рублей, и посчитал, что материальный ущерб нанесен незначительный. Про исчезнувшую информацию — ни слова.

Следуя принципу равно удаленности от всех участников этого процесса, редакция «ЮграPRO» не считает возможным публиковать подробности информации, которая, возможно, находилась на пропавших носителях.

«На указанных электронных носителях содержались аудио и видеозаписи разговоров, интервью и т.д., которые имеют значение для установления обстоятельств уголовного дела и свидетельствуют о невиновности Шмонина Э.В., — написал в ходатайстве адвокат Сергей Кравченко. — Как указано выше, на основании постановления от 14.02.2017 в качестве вещественных доказательств признаны СD и DVD- диски в количестве 236 шт., 3 дискеты, кейс с компакт дисками в количестве 96 штук. Вместе с тем, в нарушение п.5 ч.1 ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении данные вещественные доказательства не указаны, как не указаны они в справке к обвинительному заключению».

Рубрики: ПравдаPRO, Происшествия, Сургут, Ханты-Мансийск. Метки: , , , , , , , .


Рейтинг новости:

1401
Просмотры:
17
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Аноним пишет:

    точно, неразбериха…….

  2. Посетитель пишет:

    Еще какая )))) неразбериха, пропали вещдоки, не смогли правильно квалифицировать состав, бегующие подозреваемые при этом выпускающие передачи ))) сплошная не разбериха

  3. Хант я пишет:

    Шмонин — не виновен в том, что писал правду. Вот и весь секрет потери вещдоков. Кому-то информация на носителях очень пригодится. Можно продать-купить, а можно как в Сбербанке — данные утекли в сеть. Много чего можно. Ведь владея информацией — владеешь миром. А наши следаки хуже колхоза. И это факт. Потерять вещдоки — это надо умудриться… ну колхоз он и есть колхоз. Только вот их зарплаты далеко не колхозные.

  4. Марыся пишет:

    Ну Шмонин писал не о простых согражданах , а о так называемой «»»элите»»» , которой в хорошие времена -нары, а в худшие расстрел. Вещдоки, как сказать то ли растаяли, то ли растворились…………вот оно истинное лицо-правосудия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑