Вторник, 12 ноября 2019 18+

Кто заказывает криминальную музыку? Как и почему силовики и врачи Югры поют одноголосым хором?

Опубликовано: 22 октября 2019, 18:40 | Служба новостей ЮграPRO

4 октября 2019 года «ЮграPRO» опубликовало материал «Бандитский Сургут! Как и за что силовики пытают задержанных в застенках Югры?»

Речь в нем шла о том, как задержанного жителя Сургута, пенсионера МСЧ Александра Хохлова, выбивая из него необходимые показания, подвергли жестоким избиениям в здании ГОМ-2 города Сургута.

Сейчас, по имеющейся в редакции «ЮграPRO», в управлении МВД по ХМАО-Югре, ОЭБиПК УМВД, Сургутском следственном отделе СКР и Росгвардии началась служебная проверка. Напомним, что глава Гильдии адвокатов по городу Сургуту Амил Аббасов обратился к председателю СКР Александру Быстрыкину, где требовал привлечь к уголовной ответственности виновных сотрудников силовых подразделений.

Как следует из информации, которая поступает в «ЮграPRO», дело Хохлова начинает принимать весьма неожиданный оборот, в него вовлекаются новые люди, так или иначе причастные. Но об этом чуть позже. Публикация «Бандитский Сургут» вызвала вполне объяснимый интерес, потому как пытки и избиения граждан, вызывают вполне естественное презрение нормальных к тем, кто, используя свои полномочия, бьет кого и куда не попадя. Вот некоторые из комментариев по теме.

Сегодня корреспондент «ЮграPRO» беседовал с Амилом Аббасовым.

— Силовики продолжают гнуть свою линию, мол, «не виноватая я». Они стали всячески обвинять свидетеля, Литвинова, второго фигуранта по делу Хохлова. Подговорили его, как мы предполагаем, заставили его показать, что адвокат Коев заставил его чуть ли не угрозами поменять показания. А у нас запись беседы Коева с Литвиновым, когда он его опрашивал, он с ним встречался единственный раз. Запись прослушали несколько специалистов, разных, в том числе те, которые прежде работали руководителями в следственном комитете, никаких признаков давления на Литвинова они не выявили. Просто силовики сейчас пытаются как-то выкрутиться. Раньше Коев работал в МВД и в настоящее время живет в общежитии, которое ему дали, когда он работал в МВД. Порядок предоставления общежития законом определен. В 2016 году УВД хотело другого сотрудника в таком же положении выселить. Суд встал на сторону бывшего сотрудника и не выселил. На Коева УВД уже подавало в суд, суд первой инстанции и апелляционной также встал на сторону Коева, с учетом его выслуги лет. Сейчас Следственный комитет вышел на УВД на основе поступившего ему липового заявления. Человека такого не существует, адреса такого нет, сообщение быстренько зарегистрировали и пошли в УВД изымать документы по общежитию.

Мы уже отправили жалобу прокурору Сургута Леониду Балину на эти действия Следственного комитета, будем ждать результата, если, конечно, проверяющие найдут нарушения (текст жалобы публикуется в сокращении).

Корреспондент «ЮграPRO» также побеседовал с Ольгой Хохловой, супругой Александра.

— Александра выписали на амбулаторное лечение, но лечение продолжается. Он сейчас дома, про меру пресечения пока ничего не говорят. Вчера из Ханты-Мансийска приехал следователь по особо важным делам, проверять есть ли нарушения в работе отдела следственного комитета по Сургуту. Александра забрали из больницы, шесть часов его допрашивали без адвоката. Сегодня мы ездили на медэкспертизу в Нефтеюганск, чтобы установить и зафиксировать полученные им в ходе выбивания показаний на допросе травмы. Почему мы туда поехали? Следователь Ткач сказал, что в Сургуте вы нужных вам результатов не получите. Но, как мы полагаем, и на Нефтеюганск уже было оказано давление. Сотрудники прокуратуры постоянно приходили к Александру в больницу, говорили врачам, что вы здесь держите Хохлова, он что, больной, что ли?

Когда мы обратили внимание на выписку, которую ему дали из больницы, в ней было написано, что он шел, упал, получил множественные гематомы, перелом четырех ребер и отбитые внутренние органы. Короче, обычная бытовая травма.

Врачи выяснили, что мой муж неаккуратно ходит. Я сегодня утром поехала в Сургутскую клиническую травматологическую больницу, чтобы в выписку внесли изменения, главный врач Дмитрий Гарайс стал орать на меня, вести себя агрессивно, хотя я только сказала, что в выписке надо написать так, как было, что травмы были получены в полиции. Он ответил, что как написано, так и было, и этого достаточно. Там были также два врача лечащих, которые сказали, что он нам говорил, как все происходило, и надо написать. Потом меня попросили выйти, и получилось так, как получилось. Мы боремся за правду каждый час, но против стоит огромная сила.

Продолжает беседу Амил Аббасов: «На самом деле существует четкий порядок фиксации нанесенных травм, и медики должны сообщать о каждом из них в полицию: огнестрел, ножевые и далее по списку. В случае с Хохловым этого не произошло. Почему? Следком пытался сдать его в ИВС без медицинского освидетельствования, до того, как он вызвал из дома «скорую помощь». В ИВС его не взяли, зачем им брать на себя чужие грехи, но привоз оперативниками Хохлова в больницу, который был, должен быть зафиксирован в медицинской документации. Для этого в учреждениях здравоохранения ведутся два специальных журнала. Сейчас мы готовим еще ряд обращений, в том числе и в департамент здравоохранения ХМАО-Югры. На печальном примере Александра Хохлова явно прочитываются не афишируемые, так сказать, не публичные, по принципу рука руку моет, связи следственного комитета, Росгвардии, полиции, прокуратуры, здравоохранения».

На фото: Александр Бастрыкин, председатель Следственного комитета Российской Федерации, генерал юстиции Российской Федерации и следователь Сургутского  межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета по ХМАО-Югре Степан Ткач.

Рубрики: ПравдаPRO, Происшествия, Сургут. Метки: , , , , , , , .


Рейтинг новости:

4556
Просмотры:
15
Поделились:
4 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑