Вторник, 24 октября 2017 18+

«Стеклянная крыша» мусульман. Почему сорняки терроризма прижились на земле Югры?

Опубликовано: 29 августа 2017, 12:50 | Служба новостей "ЮграPRO"

Сургутская трагедия 19 августа, когда выходец из Дагестана Артур Гаджиев устроил кровавую бойню, ранив ножом 7 человек, уже вторую неделю занимает умы югорчан, особенно, жителей Сургута. Загадочное молчание силовиков и властей начинает тревожить граждан все больше и больше. Тревога тем более возрастает на фоне массовых проверок населения в Сургуте, Ханты-Мансийске. Об итогах и целях этих повсеместных облав население не информируют, закрываясь покрывалом «тайны следствия», а попросту, давая понять людям, что это «не их собачье дело». Иначе говоря, власть не имеет желания вступать в диалог с населением, что приводит к паническим настроениям. Так есть в Югре террористическая ячейка или нет? Судя по действиям силовиков, проводящих обыски и аресты, есть, но обывателям знать об этом не положено, будто не они и их дети стали заложниками, только не террористов, а информационного вакуума, который в данной ситуации создали силовики и чиновники.

Дело дошло до того, что многие матери сообщают в соцсетях, они, опасаясь второго Беслана, решили игнорировать День знаний, и на линейку 1 сентября детей не поведут. Ясно, что 1 сентября будут приняты повышенные меры безопасности, но люди уже привыкли, что силовики, то ли в силу лености, то ли низкой квалификации, работают не на упреждение, а бьют по охвостьям под звучание поминальных молитв.

Руководитель Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Денис Соколов в интервью интернет-порталу «Кавказский узел» рассказал, что думает о состоянии современного ислама в России, а также о предпосылках и последствиях резни в Сургуте. Он обоснованно считает, что за последние десятилетия и «официальный ислам», и умеренный салафизм (спящая форма радикализма) стали неконкурентоспособными идеологии запрещенной в России террористической организации «Исламское государство». ИГ действует как протестный проект поверх всех конструкций, что обеспечивает ему преимущества на идеологическом поле. Сегодня в сибирских городах уже во втором поколении живут выходцы из республик Северного Кавказа. Среди них протестная идеология и становится успешной.

«Еще в конце 60-х гг. XX века при советской власти началась массовая трудовая миграция, которая носила вахтовый характер. В конце 90-х миграционные потоки усилились, но в условиях обрушения вахтовой системы люди оседали на постоянное место жительства в регионе. Это представители Кавказа, Азербайджана, а из Дагестана приехали в первую очередь лезгины. Если оценивать численность по экспертным данным, то в Тюмени, ХМАО и ЯНАО постоянно живут 30 тысяч ногайцев, 50 тысяч кумыков и от 50 до 100 тысяч лезгин», — рассказал Соколов.

В Сургуте живут представители разных национальностей Кавказа, но скрытая дискриминация касается всех. Есть факторы сдерживания при устройстве на работу выходцев с Кавказа и Средней Азии, устройстве в полицию. Пойти на выборы главой населенного пункта выходец с Кавказа может с  большим трудом, у него будут проблемы, — отметил Соколов. — Это, конечно, способствует росту протестных настроений среди молодежи.

Вся эта молодежь ушла на улицу. Это молодежь нового поколения со смартфонами, через которые кто только не проповедует. Сельская молодежь тоже перестала жить проблемами общины, а стала жить глобальными проблемами, но сегодня в России самореализация для молодого человека невозможна. Село кончилось. В городах миграция идет не в промышленность, ее тоже нет, рабочие места есть только для чернорабочих. У молодежи нет канала встраивания в принимающее общество, в котором ты можешь найти себе место под солнцем и сделать карьеру, смыслы потерялись. (В частности, необходимо отметить, что даже в столице Югры, ни один автобус не возит работников на Приобское месторождение, которое находится в 35 километрах от города. Прим. редакции). Эти смыслы молодежи предлагаются в глобальном информационном пространстве. И здесь, как в пустоте, срабатывает предложенная ИГ программа самореализации и реванша за все, что не нравится этим молодым людям.

Предложенные молодежи правила, когда им необходимо утратить свою идентичность и играть по правилам чужим— это альтернатива, которая не устраивает 99% людей, и тут ИГ предлагает протестную альтернативу – снести весь мир и построить свой, где ты будешь главным, где ты будешь держать монополию на насилие, где будут играть по твоим правилам. Потому что ты справедлив, и во имя Аллаха идешь по этому пути. В Сибири эти настроения сильны так же, как и везде», — считает Соколов.

Источник агентства «ЮграPRO» в мусульманской общине Югры высказал мнение о том, что игру на идеологическом поле правительственные и религиозные структуры округа проиграли. Все действия, которые проводятся по решению проблем граждан-мусульман решаются в традиционном ключе. В правительстве ХМАО-Югры решением этой проблемы по замыслу должны заниматься два подразделения: департамент внутренней политики и департамент общественных и внешних связей.

В первом из них создано  управление  национальной политики с профильным отделом  обеспечения межнационального и межконфессионального согласия, профилактики экстремизма на национальной и религиозной почве и взаимодействия с российским казачеством, во втором — управление по обеспечению поддержки гражданских инициатив. Нашему агентству удалось выяснить, что департамент внутренней политики в основном решает текущие, точнее сказать, хозяйственные вопросы по мере обращения официальных представителей той или иной общины, есть специалист, который может донести суть обращений до начальства, — на этом его полномочия заканчиваются.

Второй департамент должен заниматься идеологическим сопровождением профилактики экстремизма на национальной и религиозной почве.

Проблема в том, что сотрудники департаментов в основном пропагандируют деятельность губернатора и правительства, и несколько отстали от реалий. Трудно представить, чтобы идеологи правительства отошли от довлеющих догм и начали открытый диалог с югорчанами по вопросам ислама, его ответвлений, рассказали, чем отличаются традиционные верования от радикальных и т.д. В результате неготовности приходится ликвидировать охвостья, которые появляются вследствие невразумительной национальной политики. Между тем, адепты ИГ с моментальной быстротой распространяют через интернет и посланников джихадистскую идеологию, действуют наступательно.

Есть большие сомнения, что в правительстве имеются какие-то встречные мероприятия, направленные на нейтрализацию ваххабизма. Редкие уроки в школах для старшеклассников, которые проводятся штатными учителями, — это главное оружие из арсенала югорских идеологов.

Говоря о жизни переселенцев с Кавказа, а тем более их детей, так называемого «второго поколения», можно сравнить ее с обитанием под стеклянным потолком, через который солнце светит, но выше которого не прыгнешь. Журналисты выяснили достаточно подробностей о жизни ныне покойного Артура Гаджиева. Казалось бы, в его жизни все должно было сложиться благополучно, поскольку он даже успел поучиться в Сургутском политехническом колледже на факультете «Мастер специальных отделочных работ». По итогам первой сессии из одиннадцати предметов Гаджиев не сдал девять, и феврале 2015 года был из колледжа исключен. Со слов однокашников Гаджиева, был он замкнут, неуживчив, драчлив. Но сейчас речь не об этом. Человек сам выбрал свою судьбу, и когда в СМИ говорят, что одной из причин кровавой драмы в Сургуте была безработица, ненужность Гаджиева в социуме, возможно, доля истины в этом есть.

Несомненный интерес представляет мнение Игоря Боброва, который с 2011 по 2016 год работал в Комитете по делам национальностей Тюменской области, в том числе, начальником отдела по делам религий:

«Террористический акт, совершенный 19 августа в Сургуте, во многом является результатом многолетней провальной политики региональных и местных властей.

Более десяти лет мы с коллегами отслеживали ситуацию в округе. Неоднократно по просьбе муниципальных властей мы проводили семинары, которые помогли бы исправить ситуацию в округе — если бы на то был разум руководителей и их политическая воля. Эти семинары были посвящены этнополитическим, религиозным проблемам и связанными с ними экстремистскими проявлениями. Участниками этих мероприятий были государственные и муниципальные служащие, сотрудники полиции и представители «официальной общественности.

Во всех социальных проблемах чиновники обвиняли переселившихся в округ с территорий Северного Кавказа и мигрантов из Закавказья и Средней Азии. Именно этих людей обвиняли в нехватке мест в детских садах, очередях в поликлиниках, в страхах перед вечерними улицами. Они же объявлялись виновными в вытеснении «местных» с рабочих мест. Но когда речь заходила о статистике, выяснялась другое. Конкурентами за рабочие места оказывались, скорее, выходцы из Украины и Белоруссии. Преступления совершали люди всех национальностей. Проблемы в социальной сфере, скорее были результатом т.н. оптимизации социальных услуг. Тем не менее, эти факты воспринимались в штыки, а упоминание о том, что россияне с Северного Кавказа имеют те же гражданские права, что и российские мигранты из иных областей страны, нередко вызывало скандалы. Национально-культурные автономии не работают с людьми. Они обслуживают программу мероприятий властей — пляску, посвист. Надо искать и беседовать, и реинтегрировать радикальные сообщества. Ранее это делалось, сейчас едва ли.

К сожалению, во многих городах и поселках ХМАО немало групп «исключенных» граждан России. Подобная ситуация приводит лишь к отчуждению людей от власти и уходу в подполье любой социальной критики и связанной с ней активностью. Отсюда и более сотни татар, азербайджанцев, русских, лезгин, выходцев из Дагестана, чеченцев, мусульман-граждан России, уехавших из ХМАО на Ближний Восток, чтобы влиться в ряды человеконенавистнических исламистских организаций, созидающих там кровавый Халифат».

События 19 августа в Сургуте вскрыли целый пласт социальных явлений, которые почему-то не обсуждались гласно, что, в принципе, соответствует внедряемой ныне государственной установке«народ и партия/национальный лидер – едины». Сейчас вскрытием этого пласта присущими им жесткими методами занимаются силовики: они вырывают отдельные сорняки, тогда как основное поле остается нетронутым. За неделю, прошедшую после резни, устроенной Артуром Гаджиевым, были проведены массовые обходы квартир с проверкой документов у всех граждан, проведены облавы в гаражных кооперативах, других местах, где, по мнению силовиков, могли проживать пособники Гаджиева.

«Радио Свобода» сообщило, что по подозрению в причастности были задержаны не менее десяти человек, двоим из них предъявлены обвинения в пособничестве в совершении теракта. Речь идет о знакомых Артура Гаджиева, разделявших его взгляды, Ильнаре и Усмане.

Несколько мусульман, с которыми поговорило «Радио Свобода», подтвердили: Артур был не один, но членом компании, придерживающейся радикальных взглядов.

Следствие, впрочем, пошло дальше и стало задерживать людей, которые к экстремистским кругам отношения не имели, продолжает радиостанция. В их числе 19-летний уроженец Таджикистана Наимжон Икромов, вина которого заключалась лишь в том, что он учился на одном курсе с Артуром в колледже. Адвокатом Икромова стал Сеймур Ханкишиев, который рассказал, что не смог встретиться с подзащитным, не допустили его и на суд.

«У следствия, видимо, совершенно на него ничего не было, и они решили обвинить его в хулиганстве», — рассказал Сеймур Ханхишиев.

Источник агентства «ЮграPRO» в мусульманской общине, на мнение которого мы ссылались выше, просил обязательно подчеркнуть, что основная масса мусульман России, в том числе в центральной ее части и в Сибири, не имеют ничего общего ни с ИГ, ни с другими террористическими группировками промусульманского толка. Что мы и делаем.

ДЛЯ СПРАВКИ:

Ваххабизм— религиозно-политическое движение в исламе, сформировавшееся в XVIII веке. Движение названо по имени Мухаммада ибн Абд аль-Ваххабаат-Тамими (1703—1792. Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб полагал, что настоящий ислам практиковался только первыми тремя поколениями последователей пророка Мухаммеда, протестовал против всех последующих инноваций, считая их привнесенной извне. Сами представители данного течения не называют себя «ваххабитам», указывая, что являются салафитами, то есть приверженцами салафии— «предки, предшественники»). При этом они считают своё движение исключительно религиозным, а не политическим.

Рубрики: ПравдаPRO, Сургут.


Рейтинг новости:

1337
Просмотры:
15
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Кент:

    Беженцам Кавказа достаточно льгот,у местных столько нет.все ноют,государство им очередную субсидию не дало..а что они для страны-то сделали?в бюджет хоть копейку положили для субсидии этой? Тут местные работают,чтоб хоть что-то заработать,а этим все с барского плеча.. Если их еще и к власти подпустить,они второй Грозный построят! Нечего варягам у власти находиться,правильно,что не пускают!русских тоже в иных странах много проживает,но они не лезут к рулю чужой страны! А эти даже местных законов не соблюдают. Может,поклоняться им еще предложишь? Тоже мне,эксперт((

  2. Учитель:

    Редакторы вы уж определитель Ахмед или Артур, через абзац имена меняются. Это ведь разные имена.

  3. Студент:

    Ислам — это американская концепция дестабилизации не только России, но и всего мира!

  4. игорь.:

    Достало уже .везде только и слышишь .ислам ислам . Зачем он нам то нужен . Телек включишь и сразу сирия .что они так нравятся этому прогнившему правительству

  5. Аноним:

    Посмотрите сколько в полиции кавказцев азербайджанец как они туда попали? Помните случай покровительства полицейского своего земляка который зарезал девушку в Хантах и ничего гулял и отпустили……… Романица все их набирает и набирает а русских и местных не берут в полицию а кавказцев пожалуйста и в Чопах их сколько сидит вместо того что бы работать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑