Вторник, 23 мая 2017 18+

 «Добрый волшебник» живет в Югре. Но для кого он — добрый, а для кого — иначе…

Опубликовано: 26 января 2017, 15:46 | Служба новостей "ЮграPRO"

Название «Реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями «Добрый волшебник» хорошо знакомо жителям Югры в связи с событием, произошедшем в его стенах в мае прошлого года. Ряд окружных и центральных СМИ опубликовали тогда запись с камер видеонаблюдения реабилитационного центра, которая зафиксировала, как 4 мая 2016 года воспитательница учреждения при кормлении 7-летнего воспитанника, силой удерживала его руки за спиной и нанесла мальчику травму. Спустя непродолжительное время, социальная работница реабилитационного центра усилила «воспитательный эффект» — нанесла плачущему от боли ребенку один удар в область головы, а также один удар по его ноге.

Издевательства над беспомощным ребенком вызвали тогда большой общественный резонанс и возмущенные граждане вправе были ожидать самого сурового наказания совсем недобрых работников «Доброго волшебника».

К слову сказать, Сургутский следственный отдел СКР по ХМАО-Югре очень быстро включился в работу: по фактам случившегося были возбуждены уголовные дела в отношении воспитательницы учреждения Надежды Шанаевой, социальной работницы Эльвиры Фроловой и должностных лиц реабилитационного центра, в частности, заведующей отделением дневного пребывания Ирины Куницкой. Следствием были собраны достаточные доказательства, позволившие предъявить фигурантам всех уголовных дел обвинения в совершении инкриминируемых преступлений, и уголовные дела в отношении трех из них уже к концу июля были направлены в суд. Судебный процесс длился несколько месяцев. Всем обвиняемым участникам «побоища» были вынесены разные приговоры в зависимости от степени тяжести совершенного злодеяния.

Восстановим последовательность событий, чтобы лучше понять (но не простить!) причины и мотивы поведения их участников.

1) Медицинская сестра предлагает кислородный коктейль слепому 7-летнему мальчику, сидящему на стульчике, но тот отказывается его «пить» из ложки, видимо, не понимая и не принимая вкуса и консистенции нового для него продукта. Но поскольку мальчик говорить не может, мотив отказа непонятен медработнику и воспринимается им как проявление простого детского каприза. Медсестра начинает нервничать.

2) Тут на помощь ей приходит теперь уже бывшая воспитательница реабилитационного центра Надежда Шанаева, которая применила к больному ребенку, видимо, давно апробированный ею «воспитательный прием» — свела его руки назад и удерживала, пока сестра пыталась завершить «полезное для здоровья» дело. При этом одну руку несчастного  ребенка «домомучительница» сломала. А поскольку, как мы помним, у ребенка были проблемы с речью, и он не мог сообщить взрослым тетям, что ему очень-очень больно, он стал плакать еще сильнее, чем прямо-таки взбесил здоровых, сильных, но совершенно бессердечных женщин.

3) В следующей сцене разыгравшейся трагедии появляется социальный работник Эльвира Фролова, которая можно сказать «добивает» ребенка: награждает его затрещиной по голове, да еще и пинает по ноге.

Ну, а в довершение всего ребенка переносят на пол, где оставляют лежать на какое-то время, видимо считая, что так он быстрее успокоится. Слава богу, что лежачего не били!

Как было установлено в ходе следствия, именно воспитательница Надежда Шанаева причинила наибольший вред ребенку, поэтому суд признал ее виновной по двум статьям: ст.238 УК (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), и ст.112 УК (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, совершенном в отношении малолетнего). Женщина приговорена к 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Как водится, самое легкое наказание понесло должностное лицо — заведующая отделением дневного пребывания Ирина Куницкая, которая должна контролировать работу своих подчиненных, но делала это, как видно, плохо. Она была осуждена по статье 293 УК «халатность». В качестве наказания за совершенное преступление суд назначил ей штраф, но учитывая, что у нас – самый гуманный суд в мире, можно предположить, что назначенный штраф не подорвал ее семейного бюджета. А вот изменится ли что-то в системе ее работы с подчиненными, покажет время. Но не мешало бы работникам реабилитационного центра перед началом рабочего дня проводить аутотренинг с внушением себе: «Я-добрый, я – добрый, я – добрый…»

Действия социальной работницы учреждения Эльвиры Фроловой следствием и судом были квалифицированы как побои (ч. 1 ст. 116 УК РФ). Оценив в совокупности исследованные в судебном заседании доказательства, суд пришел к выводу, что виновность Фроловой в совершении инкриминируемого преступления нашла свое подтверждение. На момент возбуждения уголовного дела женщине грозило серьезное максимальное наказание в виде лишения свободы до 2-х лет, притом с серьезными социальными последствиями – лишением права заниматься работой по своей профессии. И это было бы справедливо.

Но нет! Фортуна повернулась лицом к «бедной» женщине: Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ в Уголовный кодекс РФ внесены изменения, согласно которым ст. 116 УК РФ (побои) изложена в новой редакции, исключающей преступность и наказуемость деяния, совершенного Фроловой. Учитывая декриминализацию преступления, вменяемого Фроловой, суд принял решение о прекращении в отношении нее уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Вот так! Как говорится, на свободу – с чистой совестью!

Из идеи декриминализации побоев, которая будучи реализованной в российском законодательстве, тем не менее, все еще остается непонятной простым гражданам, сам собой напрашивается грустный вывод :бить можно, но не до «легкого вреда здоровью»! Теперь, не будучи лишенной права продолжать свою работу с детьми, г-жа Фролова сможет и дальше оттачивать принятые в Центре «воспитательные приемы» до совершенства — так, чтобы грамотно дозировать силу удара и не оставлять никаких следов (в первую очередь, не попадаться на камеру!).

Так что реабилитационный центр «Добрый волшебник» оказался не столь уж однозначным учреждением: как поется в известной песне, «для кого ты — добрый, а для кого – иначе». Если для социального работника Фроловой название Реабилитационного центра стало поистине «говорящим», то для пострадавшего от «деятельности» его работников мальчика это словосочетание на всю оставшуюся жизнь останется травмирующим фактором.

Конечно, для морально пострадавших родителей избитого ребенка остается еще одна возможность получить сатисфакцию: в соответствии со статьей 151  ГК РФ взыскать компенсацию за причиненный моральный вред, причем, можно предположить, не маленький. Но это — уже другая судебная история. 

Рубрики: Общество, ПравдаPRO, Сургут. Метки: , , , , .


Рейтинг новости:

415
Просмотры:
6
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Оптимист:

    Странное у нас законодательство…ребенка бьет чужой человек и ему за это ничего не будет, пока что-нибудь не сломл. пока нет » угрозы здоровью». По-моему нужно в квадрате давать за рукоприкладство, если речь идет о детях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑