Среда, 7 декабря 2016 18+

Член Совета Конфедерации труда России Павел Кудюкин: «Старые профсоюзы себя изжили и не способны быть выразителями интересов своих членов»

Опубликовано: 27 октября 2016, 13:43 | Василий Павлов

kudyukin

На вопросы корреспондента «ЮграPRO» ответил сопредседатель Центрального совета Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность», член Совета Конфедерации труда России Павел Михайлович Кудюкин

Корр.: Павел Михайлович, какова цель вашего визита в Ханты-Мансийск?

Ответ: Мы с моим коллегой  Владимиром Комовым приехали в ваш замечательный город для участия в «круглом столе» на тему: «Высшая школа России: проблемы и опыт их решения академическим сообществом», организованном ЦС профсоюза «Университетская солидарность» совместно с профкомом недавно созданной первичной организацией нашего профсоюза в ЮГУ. И не только. Приехали помочь «встать на ноги» нашей новой первичной организации. С этой целью была проведена учеба профсоюзного актива.

Корр.: Вы когда-нибудь были членом Профсоюза народного образования и науки? Если да, то чем вас не устраивал прежний профсоюз?

Ответ: Конечно, я был членом еще Всесоюзного профсоюза работников образования и науки СССР, когда работал в системе Академии наук  в 70 годах. Когда работал в других системах, был членом  и других профсоюзов — например, при Министерстве химической и нефтяной промышленности.

Принципиальной разницы в работе профсоюзов тогда не было: во-первых, структура очень громоздкая, неповоротливая и во многом формальная, поэтому работники просто забывали, что они — члены профсоюза. Взносы отчислялись автоматически через бухгалтерию, на собрания с трудом загоняли: что там могло быть интересного? О своем членстве в профсоюзе вспоминали только при раздаче каких-то материальных благ: получении детского подарка под Новый год, билета на  культурно массовые мероприятия, выезд на экскурсию. Распределительная функция была и, к сожалению, остается до сих пор основной функцией старых, постсоветских профсоюзов. В вопросах заключения коллективных договоров они малоактивны: как правило, идет мелкий торг в социально-бытовых вопросах.  А вот вопросы трудовых отношений, которые по Уставу должны быть главным предметом коллективно-договорного регулирования отношений  с работодателем (вопрос оплаты труда, условий труда), Профсоюз образования, как правило, не выходит за рамки того, что и без того регламентировано Трудовым кодексом РФ. А последний во многих вузах цинично попирается.

Вот  очень характерный пример: в РГГУ был подписан колдоговор, в котором систему оплаты труда определяет ректор своим приказом. Об этом «договорились» работодатель и работники? И работников это устраивало? Нет, просто профсоюз ушел от обсуждения этого острого вопроса. Вернее, ему не позволили его поставить.

Нейтральным стал в Общероссийском профсоюзе образования и вопрос трудовых отношений. Например, должен ли преподаватель «отсиживать» в своем образовательном учреждении 36 часов в неделю, включая и учебные часы. Очень острый вопрос, вызывающий много споров и конфликтов. Но на моей памяти только в Ивановском государственном техническом университете энергетики, где неплохой профком, в колдоговоре удалось зафиксировать запрет  такой бессмысленной, да и незаконной «отсидки», так как в этом случае каждое рабочее место должно быть должным образом оборудовано и  аттестовано, а для вузов это — нереально.

Такая же картина — и на федеральном уровне. Например, каждые три года заключается между Минобрнауки и отраслевым профсоюзом соглашение, в котором записано, что министерство берет на себя обязательство разработать типовые нормы рабочего времени для преподавателей, но профсоюз не требует от министерства выполнения этого обязательства и они до сих пор не разработаны. А между тем, проблема эта не только назрела, но уже перезрела и грозит взорвать саму систему образования: в отсутствие нормативов в вузах идет общая тенденция уменьшения времени на внеаудиторную работу, и тем самым увеличение объема аудиторной нагрузки, так называемой «горловой», чтобы сохранить время полной рабочей ставки.

Справедливости ради надо сказать, что в начале года министерство подготовило приказ об особенностях регулирования рабочего времени преподавателей, которое в наших низовых профсоюзных организациях довольно жестко критиковали и давали ряд предложений по изменениям, но Галина Ивановна Меркулова, председатель Общероссийского профсоюза образования, подписала министерский проект «не глядя» без каких-либо замечаний. Ну, хотя бы одно замечание написала для приличия! Так что за вакханалию ректоров в вопросе учебной нагрузки преподаватели вузов должны «благодарить»  свой отраслевой профсоюз. Вот это – яркое доказательство того, что Общероссийский профсоюз образования не выполняет своей главной функции — отстаивания прав и интересов своих членов и других наемных работников отрасли.

Корр.: Какие у вашего профсоюза, кроме честных лидеров, преимущества перед Общеросийским профсоюзом образования?

Ответ: Недостаточно иметь хорошего лидера. Во-первых, мы заложили в Устав профсоюза «Университетская солидарность» максимально демократические нормы функционирования профсоюзов. Наши центральные органы не командуют профсоюзами (никаких «директив» сверху!), а координируют их работу. «Первички» пользуются широкой автономией: основные вопросы решают сами без вмешательства ЦС, но всегда могут обратиться за поддержкой к Центральному совету — в этом  у нас принципиальные  отличия от позиции Общероссийского профсоюза образования, где вышестоящий орган чаще всего не вмешиваются в возникающие иногда конфликты профкома с администрацией вуза, и, что называется, «сливает» своих  низовых лидеров, что мы  и наблюдали в югорском университете. Мы за своих деремся до последней возможности: для нас в конфликте профсоюзной организации с работодателем – презумпция невиновности профсоюза. Мы не идем навстречу работодателю и не даем согласия на увольнение председателя профкома или его заместителей даже по основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом, поскольку  знаем, что под них можно подвести любого работника.  А в Общероссийском профсоюзе образования председатель, особенно если он – из числа ППС, никем и ничем не защищен. Примеров – множество.

Корр.: У высшей школы сегодня – много проблем. Решение каких вы считаете первоочередной задачей?

Ответ: Время диктует лозунги. В сложившейся обстановке на первый план выдвигается триада: разумная нагрузка, достойная зарплата, нет — сокращениям.

Корр.: Как вы относитесь к введению так называемых «эффективных контрактов» в вузовском системе? Есть ли у вас сведения о первых результатах этого «эксперимента на живых людях»?

Ответ: Мы наблюдаем, что очень часто в ходе внедрения вузовских контрактов работодатель на преподавателей пытается переложить собственные обязанности: например, заставляет включать пункты о том, что преподаватель или научный сотрудник обязан принести в вуз коммерческие научно-исследовательские работы. Или привести за ручку абитуриента, а лучше — десять. Хотя в вузах есть специальные подразделения, которые должны заниматься вопросами набора.

Но эффективный контракт предполагает оценку результативности работника. И вот тут-то «собака зарыта»: в образовании результативность — это очень нетривиальная задача, сложная хотя бы потому, что результат работы каждого преподавателя «спрятан» в результатах всего коллектива. То есть, работаем мы индивидуально, а результат наш — коллективен. И как решить эту проблему, профсоюз образования не знает, а работодатели в условиях правовых «черных дыр» решают ее в зависимости от количества здравого смысла в их головах.

Корр.: Не кажется ли вам, что в сложившихся условиях (кризис в стране, «разруха» в головах работников Минобра, и как следствие, ничем не ограниченные права ректоров и правовая незащищенность работников и пр.) преподаватели вузов не готовы к борьбе за свои права?

Ответ: Эта проблема касается не только преподавателей, это общая проблема российских наемных работников. Большинство нас — очень пассивны, очень послушны, а, в общем-то, запуганы. Даже рискнуть возразить маленькому начальнику решаются немногие. Вступить в независимый от работодателя профсоюз — воспринимается как вызов, и работодатель реагирует на это очень нервно и агрессивно. Сразу начинается давление на работников, в основном — вызовы «на ковер» поодиночке, требование выхода из профсоюза, введение санкций против несговорчивых. Все это уже и проделали с одним из учредителей  нашей профсоюзной ячейки в ЮГУ.

В социологии есть понятие «почтительный работник» - это человек, осознающий свое социальное положение: надо договариваться с начальством, начальство — умнее, «каждый сверчок знай свой шесток» и т.д. Это — распространённое настроение среди российских работников любых специальностей и профессий.

Корр.: Как Вы относитесь к такому показателю «силы» профсоюза, как его численность? Считаются ли работодатели с малочисленным профсоюзом «Университетская солидарность» там, где он организовался? 

Ответ: Считаются или не считаются с профсоюзом — зависит от того, насколько профсоюз найдет адекватные методы своей деятельности и заставит с собой считаться независимо от численности. У нас пока нет такой организации, которая бы объединяла больше половины коллектива. Да это и невозможно, потому что современный вуз — это сложная громоздкая машина, в которой преподаватель, научный сотрудник и люди, связанные непосредственно с осуществлением образовательно-исследовательского процесса, далеко не всегда составляют большинство. У нас в Уставе четко прописано, кто может стать членом профсоюза: преподаватели, научные сотрудники, учебно-вспомогательный персонал и учебно-методические сотрудники. Начальники, административные работники, входящие в «вертикаль власти», не могут быть членами нашего профсоюза. Сделано это для того, чтобы не было никакого давления «сверху» в обсуждении жизненно важных для работника вопросов.  В Общероссийском профсоюзе образования даже ректор может войти в профсоюз (например, в Сургутском госуниверситете), то есть изначально создаются условия для «конфликта интересов», для злоупотребления властью, давления должностью, и таким образом, теряется само понятие «независимый» профсоюз.  Независимый — от кого?

Корр.: Не кажется ли вам, что профсоюзное движение в России, а особенно на ее периферии, не имеет перспективы развития?

Ответ: Говорят, менталитет у нас не тот… Особенно северяне – они спокойные,  терпеливые. Но знаете, когда «к стенке припрет», народ начинает шевелиться. Значит, еще терпимо. Но то, что старые профсоюзы себя изжили и не способны быть выразителями интересов своих членов – это факт. А новые создаются и крепнут не быстро. Но поскольку новые профсоюзы появились, то появилась и перспектива. Я имею в виду профсоюзы «Университетская солидарность» и «Учитель» в системе образования, «Действие» в здравоохранении и многие другие, входящие в Конфедерацию  труда России.

Корр.: Какова судьба петиции, которую ваш профсоюз разместил на платформе change.org? Напомните нашим читателям, о чем она?

Ответ: Эта петиция — по наиболее болезненным вопросам высшего образования: по тем самым нагрузкам,  по зарплате,  по свертыванию демократии внутри университетов, по уменьшению числа вузов, в которых  ректоры все еще избираются всем коллективом. Сбор подписей под этой петицией продолжается не только на платформе change.org, но и в виде «живых» подписей.

Мы сейчас ведем переговоры с Министерством образования и науки с тем, чтобы оно встретилось с представителями профсоюза «Университетская солидарность» для обсуждения всех этих вопросов, и подписи под нашей петиций будут неким дополнительным аргументом того, что это – насущные проблемы академического сообщества, а не выражение  мнения кучки «смутьянов» и профсоюзных лидеров.  Мы очень надеемся, что новый министр образования найдет время для встречи с нашей рабочей группой. Ну, а если нет,  то мы будем использовать другие методы — привлекать внимание общественности к проблемам высшего образования с помощью СМИ или, например, уличными акциями, что, как правило, приносит ощутимый эффект.

Для справки:

Павел Михайлович Кудюкин — член Совета Конфедерации труда России, эксперт Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, в 1991-1993 годах заместитель министра труда и занятости населения РФ, сопредседатель Центрального совета Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность» (с апреля 2013 г.).

Соучредитель и главный редактор журнала «Демократия и социализм» (с декабря 2014 г.)

Директор Центра проблем государственного управления Высшей школы экономики (2001—2004).

Президент Экспертного фонда социальных исследований «ЭЛЬФ» (1997—2007).

До сентября 2015 г. — доцент департамента государственного и муниципального управления Национального исследовательского университета Высшая школа экономики и кафедры государственного управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации.

С ноября 2015 — доцент Учебно-научного центра «Новая Россия. История постсоветской России» Российского государственного гуманитарного университета.

Входил в группу разработчиков проектов реформирования государственного управления в России

Образование: В 1976 году окончил исторический факультет МГУ и в 1981 очную аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений АН СССР.

 

Рубрики: Интервью, Общество, Ханты-Мансийск. Метки: , , , , , , , , .


Рейтинг новости:

839
Просмотры:
10
Поделились:
5 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Комментарии

  1. Наталья:

    Вообще очень повеселила фраза г-на Кудюкина: «не способны быть выразителями интересов своих членов»… А если серьезно, то как-то негоже такому солидному профруководителю строить пиар своей организации на очернении коллег по профдвижению. Думаю,что говорить надо о достижениях своего профсоюза, так будет честнее. Но, видимо, то, что ни профсоюз «Университетская солидарность», ни профсоюз «Учитель» не свершили пока ничего результативного, и не оставляет г-ну Кудюкину других тем для разговора, кроме наездов на родственные профсоюзы. Кстати, на сколько мне известно, во многих вещах позиции ФНПР и КТР схожи и организации друг друга поддерживают. Так откуда этот бредовый спич? И в чем его цель?

    • профессор:

      гражданка Болдырева принимала непосредственное участие в выносе вещей и документов профсоюза из кабинета профсоюза ЮГУ. Помогали ей ректор Карминская, начальник отдела комплексной безопасности, начальник правового отдела и пара охранников. Такая толпа на маленького председателя — ростом 1,42 м. Профком отказывался перемещаться из учебного корпуса, где потоки членов профсоюза, на верхние этажи административной башни, где таких практически нет, и уж преподаватели и рядовые работники там точно бывают редко. Оказала Болдырева, блин, помощь. Поддержала. В выносе вперед ногами.

      Даже не «родственному профсоюзу», а ячейке собственного профсоюза не помогла нисколько, когда Карминская, нарушив ТК РФ, прекратила перечислять взносы членов профсоюза.

    • Ольга:

      «Родственны» Кудюкину и его организации совсем не профсоюзы, хотя бы потому, что «УС» не принимает в свои ряды никого из сотрудников вузов, кроме преподавателей по должности, да еще чтобы он к администраторам не относился. Вот поэтому для массовости «УС» при проведении своих акций кооптируется с кем угодно, вплоть до ЛГБТ Догадайтесь с трех раз, что их объединяет

      • голубой щенок:

        и откудова такие подробности про ЛГБТ?

      • токарь:

        Поддерживаю вас, Оленька, это не профсоюзы, а сплошные пид… люди нетрадиционной ориентации. И все входят в КТР и, сволочи, поддерживают друг друга: Межрегиональный профсоюз рабочая ассоциация; Российский профессиональный союз моряков; профсоюз «Учитель», профсоюз медиков «Действие», «Новопроф» бастующий на нефтеперерабатывающих заводах и на омских предприятиях; Федеральный профсоюз авиационных диспетчеров России; Шереметьевский профсоюз летного состава; Межрегиональное объединение рабочих профсоюзов «Защита труда»; Профсоюз лоцманов; Профсоюз работников московского метрополитена.
        И везде не хотят брать начальство и его прихлебателей в свои ряды. Два миллиона ориентированы совершенно неправильно! Бастуют, пикетируют, требуют соблюдения Трудового кодекса. Дебилы, одним словом.

  2. доцент:

    Это правильная петиция http://unisolidarity.ru/?p=4390,
    если согласны — подписаться может любой человек с чувством собственного достоинства и солидарности

  3. Егорка:

    очередной провокатор из за бугра руководимым.

  4. оптимист:

    Кстати. профсоюз «УС» создали ведущие профессора лучших российских вузов и сделали это глядя на беспомощность профсоюза образования и в своих вузах многое изменили. и сейчас этот профсоюз, несмотря на малочисленность (большинство работников ведь давно еще с советских времен в старом профсоюзе по инерции) впрягается в решение общих проблем ППС.
    ато что появился новый профсоюз — это здорово. почему а профдвижении не должно быть конкуренции. без нее все останавливается а потом загнивает, что и происходит с прежним профсоюзом. и Кудюкин это ясно показал на примере Меркуловой-старушки. которая давно его превратила в кормушку для себя и своей семьи.

  5. Страх потеряли:

    В РОССИИ СЕЙЧАС ВСЕ ПРОФСОЮЗЫ РУЧНЫЕ…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>


Наверх ↑