Четверг, 16 сентября 2021 18+

ПравдаPRO санкции Евросоюза и ХМАО

Опубликовано: 31 июля 2014, 17:16 | Служба новостей ЮграPRO

После «победой Майдана» в Киеве, политическая обстановка в мире значительно изменилась. На сегодняшний момент можно с уверенностью сказать, что как было раньше, уже не будет. И Югру, как один из главных нефтегазовых регионов страны,  интересует, коснуться ли последствия новой реальности нашего округа.

Как известно, санкции третьего уровня затронут энергетический сектор и доступ России на мировые финансовые рынки. Напомним, первый этап пакета предусматривает введение ограничений на экспорт в РФ товаров категории luxury, второй должен затронуть продукцию российского машиностроения и нефтехимии, третий, представляющий скрытую угрозу для ХМАО, предполагает снижение объемов импорта российского газа (на 50%) и нефти.

Под очередной виток санкций со стороны США попадают сразу несколько крупных российские компании, осуществляющих свою деятельность также на территории Югры.

В частности, «Роснефть», крупнейший в стране независимый производитель газа НОВАТЭК, госкорпорация Внешэкономбанк (ВЭБ) и Газпромбанк. Отметим, Минфин США с 16 июля ввел запрет на среднесрочное и долгосрочное кредитования этих компаний. Они предполагают только запрет на привлечение нового финансирования на американском рынке, причем только на срок свыше 90 дней, но не вводят других ограничений деятельности российских компаний. Вообще предполагается, что санкции усугубят ситуацию по двум направлениям. Во-первых, некоторые фонды имеют свои собственные внутренние ограничения на инвестирование в бумаги компаний, подпадающих под санкции, вне зависимости от типа или степени тяжести санкций. И, во-вторых, возрастают косвенные и внутренние издержки вложений в российский нефтегазовый сектор — в частности, в НОВАТЭК и «Роснефть».

Пока компании стараются реагировать традиционно спокойно и не ждут серьезных проблем. Например, бизнесмен Геннадий Тимченко, которому принадлежит 23% газовой компании «НОВАТЭК», считает, что санкции усложнят схемы привлечения новых кредитов, но не помешают текущей операционной деятельности. «Это неполные санкции, мы имеем право работать, торговать своей продукцией, в том числе на Запад и на Восток», – сказал Тимченко. Однако, признав, что они «усложнят схему финансирования компании».

«Это связано с тем, что вся мировая финансовая система завязана на доллар», – подчеркнул Тимченко. Он считает, такая ситуация будет продолжаться еще довольно долгое время, но попытки ее изменить уже появляются. «Когда-нибудь, может быть, мы придем к юаню, Китай – мощная страна, которая может принять эстафету у Америки», – поделился мнением российский бизнесмен.

Однако неофициально в компаниях признают, что риски велики и в первую очередь касаются взаимодействия с западными партнерами, от которых зависят ключевые проекты. Несмотря на отсутствие прямого запрета, санкции могут привести к трудностям с поставками оборудования и финансированием совместных предприятий. Эксперты опасаются, что как раз в отношениях с иностранными партнерами и могут возникнуть ключевые проблемы, а трудности с финансированием окажутся гораздо шире, чем ограничение доступа только на американский рынок капитала. Понятно, что прежде всего проблемы возникнут с привлечением денег из американских банков, однако европейские банки активно работают в США и не пойдут против Америки. Кроме того, они часто обращаются за софинансированием кредитов к американским банкам, нельзя исключать предположение, что проблемы будут по всем кредитам в целом, кроме Китая.

Заметим также, кредитом считается и предэкспортное финансирование по поставкам нефти, которое «Роснефть» использует в контрактах с Китаем и с европейскими трейдерами Glencore и Vitol. Подобное соглашение в 2013 году «Роснефть» заключила с британской ВР. И, к сожалению, в этой сделке уже возникали проблемы — британские HSBC и Lloyds в начале июня отказались участвовать в ее финансировании (в итоге ВР нашла других кредиторов).

Не меньше вопросов вызывают перспективы совместных проектов «Роснефти» и ее главного иностранного партнера американской ExxonMobil. ExxonMobil и «Роснефть» планировали вместе осваивать российский шельф и построить СПГ-завод на Сахалине. Как говорят источники, приближенные к «Роснефти», теперь неизвестно, сможет ли ExxonMobil привлекать средства для финансирования проектов в России, на которые должна потратить миллиарды долларов.

Нас, конечно, интересует то, что поближе к нам. А то, что ближе, как выяснилось, также вызывает большое опасение.

Потому что еще более серьезно санкции могут повлиять на проект «Ямал СПГ». Его акционеры НОВАТЭК- 60%, Total и китайская CNPC по 20%. Сейчас ведутся переговоры по привлечению проектного финансирования не менее чем на 70% от общей стоимости проекта в $27 млрд, причем в числе организаторов и участников — Газпромбанк и ВЭБ. Предполагалось, что участие в проекте примут также европейские банки, но в мае совладелец НОВАТЭКа Геннадий Тимченко признавал, что, «имея сеть в США, они взвешивают те проблемы, которые могут возникнуть». Другим фактором риска является то, что в числе ключевых поставщиков «Ямал СПГ» — американские General Electric и APCI. Они осторожно заявляют, что сейчас все заключенные контракты с НОВАТЭКом и «Роснефтью» исполняются, но что будет в будущем, сказать сложно.

Югру можно назвать своеобразным спасательным кругом для НОВАТЭКа, а продуктопровод «Пуровский ЗПК – «Тобольск-Нефтехим», который свяжет газоперерабатывающие и нефтехимические мощности Ямала, Югры и Тюменской области, транспортной артерией.

Эксперты опасаются, что санкции не позволят отечественным компаниям сохранить объемы добычи нефти, которые, к слову сказать, итак падают и вести дальнейшую разработку Баженовской и Тюменской свит. Российские нефтяные компании пока не могут освоить значительную часть запасов углеводородов без западных технологий.

Между тем, аналитики указывают на опасность экспансии со стороны западных сервисных компаний. За последние годы присутствие западных нефтесервисных компаний на российском рынке увеличилось в 6 раз. Сейчас за ними 65% всего объема сервисных работ, проводимых в стране. По подсчетам аналитиков, около 25% нефтесервисного рынка России занимают крупные иностранные нефтесервисы – Schlumberger, Halliburton и Wetherford – которые имеют гораздо больше технологических возможностей и совсем не стеснены в капитальных вложениях. При этом для отечественного рынка слабым звеном остаются российские нефтесервисные предприятия. Проблемы – искусственное занижение цен, просрочки по оплате работ, нечестная конкуренция и, как следствие, дефицит средств на техническое перевооружение.

А как известно, освоение крупнейших нефтегазовых провинций – Волго-Уральской, Тимано-Печорской и Западно-Сибирской – требует передовых технологий бурения и извлечения нефти, опыт использования которых наибольший у иностранных компаний. Практически все российские НК используют услуги зарубежных подрядчиков. Что касается шельфовых проектов, то, безусловно, без западных технологий и оборудования сроки их реализации значительно сдвинутся. Возможно многие проекты заморозятся или будут вовсе отменены. Если говорить о континентальных месторождениях, то из бурящихся в данный момент скважин можно построить процентов 80, привлекая технологии и оборудование, которыми сегодня обладают российские сервисные компании. К сожалению, в данный момент отечественный сервис не в состоянии закрыть своими мощностями весь объем. А между тем многие российские НК вынуждены сдерживать темпы снижения добычи нефти на изношенных месторождениях и увеличивать объемы работ по освоению нетрадиционных запасов нефти.

Отметим, что уход западных компаний может отразиться на реализации части проектов по добыче трудноизвлекаемой нефти (например, из Баженовской свиты).

Под большим вопросом тогда окажется и совместный проект Лукойла и Тотал, для реализации которого планировалось создать совместное предприятие, доли в котором будут распределены следующим образом: Лукойл — 51%, «Тоталь» — 49%. Как мы сообщали ранее, в рамках пилотного проекта совместное предприятие планировало провести сейсмические исследования, включая бурение оценочных скважин на участках недр, на которых имеются углеводородосодержащие пласты Баженовской и подстилающих ее низкопроницаемых свит.

Ранее планировалось, что пилотный проект будет реализован на Галяновском лицензионном участке, правами пользования недрами на котором обладает ОАО «Ритэк» (входит в Группу «Лукойл»), а также на Восточно-Ковенском, Ташинском и Ляминском-3 лицензионных участках, правами пользования недрами на которых обладает концерн «Тоталь».

Между тем не так давно стало известно, что компания «Тоталь Разведка Разработка Тимано-Печора» выиграла торги на право геологического изучения, разведки и добычи углеводородов на лицензионных участках Емангальский-1, Емангальский-2 и Емангальский-3, также расположенные в Югре. За эти три лота победитель аукциона предложил соответственно 100,9 миллиона, 100,6 миллиона и 101 миллион рублей. Таким образом, предполагается, что СП будет работать в общей сложности на 7 участках. Хотелось бы отметить, что из этой семерки Лукойлу принадлежит только один! Все участки относятся к баженовской свите, запасы которой являются крупнейшими в мире, но являются трудноизвлекаемыми.

Губернатор Югры Наталья Комарова заявила: «Мы сделаем все для того, чтобы данный инвестиционный проект состоялся». Да…только пока неизвестно, кому теперь он будет выгоден?

Если ситуация будет развиваться по неутешительному сценарию, то в Югре, не в силах себя содержать и развиваться, начнут закрываться многие нефтепромыслы. Что повлечет за собой потерю доходов Югры на 20-25%.  А для региона, где в настоящее время в топливно-энергетическом комплексе занят каждый четвертый работающий гражданин, это обернется еще и проблемой занятости населения.

Рубрики: Общество, ПравдаPRO. Метки: , , , , .


Рейтинг новости:

512
Просмотры:
7
Поделились:
4 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑