Воскресенье, 19 ноября 2017 18+

ХМАО может максимально приблизиться к решению проблемы шламовых амбаров

Опубликовано: 9 октября 2013, 17:31 | Служба новостей "ЮграPRO"

На конференции «Промышленная безопасность: утилизация ПНГ, нефтяного и бурового шлама, ликвидация нефтяных загрязнений», состоявшейся в Сургуте, нефтяники и экологи обсудили проблемы шламовых амбаров в Югре. Свое мнение по данному вопросу высказали как нефтяники, так и экологи.

Буровой шлам — это на 80% горные породы естественного происхождения, на 20% — остатки бурового раствора. Предполагается, что вместе с ним в выбуренную породу попадают тяжелые металлы и другие токсичные вещества. Но в последние годы компании, работающие в Югре, исключили из рецептуры буровых растворов нефть как наиболее токсичный компонент и перешли на вещества, способные к самостоятельному разложению в природной среде.

«Несовершенство и взяткоемкость нашего законодательства привели к тому, что отходы бурения вышли на первое место среди всех факторов влияния на природу нефтяной промышленности», — заявил заместитель начальника управления экологической безопасности и природопользования ОАО «Сургутнефтегаз» Андрей Драндусов.

О том, что тема обсуждается уже не первый год, но так и не находит логического завершения, сказал начальник управления охраны окружающей среды ООО «РН-Юганскнефтегаз» Виктор Ольков: «Мы много лет обсуждаем опасность бурового шлама и много лет буксуем практически на одном и том же месте».

Участники конференции обсудили вопрос, что же делать с буровым шламом? Можно возвращать обратно в землю, закачивая в пласт. Такая технология есть, и ее на конференции представил MI SWACO. Там где буровой шлам наиболее токсичен, эта технология вполне применима, согласны нефтяники. Однако, как уже отмечалось, при современных технологиях отходы бурения бывают с минимумом токсичности. В этом случае их можно использовать для рекультивации земель, создавать на их основе полезный и недорогой материал, например для строительства автодорог. Поле деятельности огромное — ведь ежегодно на месторождениях Югры образуются сотни тысяч тонн бурового шлама.

Около 20 лет назад Сургутнефтегаз начал финансировать научно-исследовательские работы по созданию инновационной технологии, позволяющей экологизировать процесс утилизации шламовых амбаров.

У лесной рекультивации — три составные части. Это усиленная конструкция шламового амбара. Это экологизация самого процесса бурения, уход от токсичных опасных реагентов, которые используются для приготовления бурового раствора. И наконец, жесточайший контроль на всех этапах производственного процесса. При соблюдении всех условий качественно построенный шламовый амбар нанесет природе не больше вреда, чем дачный поселок.

Значимость лесной рекультивации подчеркнул доктор биологических наук Владимир Седых: «Под действием воды, кислорода и растений буровые отходы разлагаются. На высоких сухих участках формируются насаждения из ивы, сосны и березы, на сырых плоских участках растет рогоз. Более того, растительность, сформировавшаяся на отходах бурения или в зоне их воздействия, разнообразнее по видовому составу, чем исходная. Важно сейчас начать работу по размещению отходов бурения на всей непроизводственной площади куста, без складирования их в шламовые амбары. Затем провести вспашку почвы, и это создаст благоприятную среду для леса».

yung908

yung00009

В общем и целом технология выглядит более естественной, чем отсыпка грунтом, поскольку основную работу делает природа. Шламовый амбар, прошедший лесную рекультивацию, через 5-10 лет легко вписывается в окружающую среду.

«При нынешней технологии бурения скважин ее можно распространить на всю территорию нефтегазового комплекса Западной Сибири», — подчеркнул Виктор Ольков.

Внедрению лесной рекультивации, как отметили академики Российской академии сельхознаук Анатолий Писаренко и Сергей Родин, препятствуют не только амбиции, но несовершенство и неурегулированность законодательства.

«В законе «Об отходах производства и потребления» четко не прописан механизм ликвидации бурового шлама, — пояснил начальник отдела экологии ООО «ЛУКОЙЛ — Западная Сибирь» Алексей Безденежных. — С одной стороны, на землях лесного фонда не допускается размещение отходов. Но земельный участок, где расположен шламовый амбар, после рекультивации передается в лесной фонд как пригодный для дальнейшего использования в лесном хозяйстве. Получается, что в лесной фонд передали захороненные отходы… Нечеткая трактовка позволяет каждому толковать закон в свою пользу».

По его мнению, решить вопрос на уровне региона — быстрее и проще, чем на уровне Федерации: «Возможно, стоит разработать единую для региона технологию и нормативы по определению опасности бурового шлама и перевода его в разряд почвообразующей породы».

О противоречивости законодательства говорил и руководитель службы по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений Югры Сергей Пикунов, по мнению которого у округа недостаточно полномочий для решения проблемы шламовых амбаров, поскольку они регулируются федеральными законами.

Итак, чтобы метод занял достойное место в практике недропользователей, придется пересматривать старые взгляды и привычные подходы к проблеме. Нефтяные компании направляют все больше инвестиций в охрану окружающей среды. Им не все равно, насколько эффективно работают эти деньги. Пока участникам конференции не удалось поставить точку в этом сложном вопросе.

Рубрики: Общество, ТЭК. Метки: , , , , , , , .


Рейтинг новости:

744
Просмотры:
9
Поделились:
4 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑