Суббота, 18 ноября 2017 18+

«Экомиф в шламовых одеждах»

Опубликовано: 23 июля 2013, 6:51 | Служба новостей "ЮграPRO"

Совсем недавно на одном из известных в тюменском регионе «нефтяных» информагентств появилась занимательная публикация с названием «Про опасности эколожества: глобальное потепление, озоновые дыры и… буровой шлам», в которой автор статьи под впечатлением от прочтения книги знатока клуба «Что? Где? Когда?» Анатолия Вассермана решил порассуждать о буровом шламе.

Для начала познакомимся с той самой книгой, которая вдохновила автора вышеназванной статьи. Новая книга Вассермана «Сундук историй. Секреты денег и человеческих пороков» выстроена из кирпичиков его еженедельных колонок, в разные годы написанных для «Бизнес-журнала».  Для автора очевидно, что рассказы о вреде генных технологий подло проплачены производителями ядохимикатов и удобрений, панику вокруг озоновых дыр организовала фирма E.I.DuPont de Nemours (чтобы заменить дешевые фреоны своими дорогими разработками!), страшилки о глобальном потеплении — на совести развитых стран (чтобы отсечь конкурентов в развивающихся странах), тему опасности мобильных телефонов муссируют агенты стационарных телефонных сетей, а дурацкую моду на кактусы возле компьютерных мониторов ввели кактусоводы, чтобы легче было «впаривать» глупому потребителю свой колючий товар…

Эколожество с точки зрения известного знатока — инверсия к природе. Когда стала модна экология, желающие подзаработать под экосоусом начали раздувать мифические истории, дабы максимально увеличить прибыль. Озоновые дыры, парниковая истерика – все это громадный бизнес…

Ну а теперь обратимся к теме, которая более близка для нашего нефтяного региона. Буровой шлам – что это? Глобальное экологическое зло или же очередная экологическая ложь, необходимая для обогащения заинтересованного круга лиц? Чтобы разобраться в этом вопросе, обратимся к позиции автора статьи «Про опасности эколожества: глобальное потепление, озоновые дыры и… буровой шлам», опубликованной агентством «Самотлор-экспресс». А затем будем решать – согласны мы или нет с данной позицией.

«В Югре при бурении разведочных скважин и вводе в эксплуатацию новых нефтяных месторождений образуется ежегодно 600 тысяч тонн бурового шлама. Наметившийся рост объемов бурения означает, что и отходов будет все больше. При этом общее количество амбаров за последние три года практически остается на одном уровне – от 1700 до 1650. Но амбарами дело не ограничивается.

Физический способ утилизации – вывоз шлама на полигоны — популярен благодаря своей простоте и доступности, почему и применяли его долгие годы. Но безопасность эта в значительной степени кажущаяся и уже не соответствует требованиям сегодняшнего дня. Всем понятно, что бесконечно строить полигоны нельзя. Для них просто необходимы большие территории да и транспортные расходы никто не отменял. И еще, прежде чем полигон будет создан, нужно вырубить лес. Вот тебе и борьба за экологию.

Продолжаем. Что еще изобрели, чтобы шламы не угрожали природе?

При физико-химическом методе происходит разделение шлама на фракции, после чего идет его химическая очистка и добавление определенных компонентов. Метод требует создания перерабатывающих мощностей и точного прогнозирования рынка (чтобы результаты переработки были востребованы, а не легли тяжким грузом где-нибудь на складах).

Капсулирование (нейтрализация отходов в цементных капсулах) – операция эффективная, высокотехнологичная, но и дорогостоящая. Современные технологии позволяют закачивать обратно в скважину и располагать в подземных резервуарах загрязненный буровой шлам. Несомненный плюс метода – результаты производственной деятельности на поверхности становятся практически незаметны. Но есть несколько оговорок. Во-первых, не всегда имеется геологическая возможность применения данной технологии. Во вторых, высоки первоначальные затраты на специальное оборудование. При этом данная технология пока находится на стадии опытно-промышленных испытаний, и еще не ясно, каков будет результат в долгосрочной перспективе – через 5-10 и более лет.

Термическая обработка буровых шламов характеризуется как доступный и экономически выгодный способ, позволяющий на выходе получить, например, песок или керамзит. При точном соблюдении правил охраны труда и промышленной безопасности метод безопасен, а результаты его использования вполне предсказуемы. Главное – добросовестное соблюдение исполнителем заявленной технологии.

Впечатляющий список? Есть из чего выбирать и, что обсуждать. Совещания проводятся. Конференции. Занятые люди, облеченные властью бывает — не один, а два, а то и три дня заседают. Обсуждают, как с буровыми шламами бороться. Мы тоже стали разбираться, искать первоисточники, и вот теперь готовы открыть читателям «страшную» правду.

Создается впечатление, что есть стороны, которым выгодно преувеличить фактический класс опасности бурового шлама. Что касается специалистов, то они относят шлам к 4-му и даже 5-му классам опасности (малоопасный и практически не опасный). Для сравнения стоит сказать, что хорошо известные нам строительные материалы, такие, как асфальт и известь, относятся к 3-му и 2-му классу опасности. Песок, взятый с обочины дорог, если его классифицировать как отход, будет именно 4-го класса опасности. Наличие очень токсичных компонентов в буровом растворе и в буровых шламах стоит признать мифом, к сожалению, широко распространенным в последнее время. И вряд ли создатели мифа руководствуются реальной заботой об охране окружающей среды…

То есть шлам и не шлам вовсе. Доказательства нужны? Охотники и рыболовы иногда набредают во время своих странствий на заброшенные скважины 70-х, 80-х годов. Что они видят? Выросшие деревья и траву, которая колосится по пояс. Понятно, под ними так называемый шлам. И согласно действующим сегодня нормам и правилам такой объект необходимо рекультивировать. То есть деревья срубить. Траву срезать. Выкопать грунт. Проложить дорогу к объекту. Вывезти грунт. Переработать его. Вновь засеять траву. И….глядишь, лет через 10 здесь вырастут такие же деревья, которые срубили ради нейтрализации бурового шлама. ОШИБОЧНО

Так, может, не городить огород? Перестать возить шламы за тридевять земель. А оставлять их прямо на месте бурения? Ну не опасные это соединения! А освободившиеся десятки миллиардов рублей направить на строительство дорог, на социально – экономического сотрудничества между нефтяниками и муниципалитетами. Возможно, затраты на производство у нефтяников снизятся, и бензин дешевле станет».

Согласно определению геологического толкового словаря, буровой шлам — это водная суспензия, твёрдая часть которой состоит из продуктов разрушения горных пород забоя и стенок скважины, продуктов истирания бурового снаряда и обсадных труб, глинистых минералов (при промывке глинистым раствором). Та часть, которая выносится из скважины промывочной жидкостью, называется буровой мутью. Частицы, которые улавливаются при колонковом бурении шламовой трубой, обычно называются буровым шламом.

В свою очередь специалисты ресурса «Промышленная экология» считают, что состав шлама в значительной степени зависит от типа горных пород, через которые проходит скважина. При оценке токсичности шламов решающую роль играет присутствие в нем нефтяных углеводородов, токсичных компонентов буровых растворов и тяжелых металлов. Вынесенные на поверхность глинистые и другие минералы являются инертным материалом. Последствия сброса таких отходов аналогичны тем нарушениям, которые возникают при повышении содержания в воде минеральной природной взвеси. Вредное механическое воздействие шлама на донные организмы менее значимо по сравнению с тонкодисперсной фазой буровых растворов. Главным токсическим агентом в составе буровых шламов считается нефть и ее фракции, которые накапливаются в процессе бурения при их контакте с сырой нефтью. Согласно международным стандартам допустимое содержание нефти в сбрасываемых буровых шламах после их очистки не должно превышать 100 г/кг.

Отметим, согласно докладу Департамента экологии Югры, источниками загрязнения земель в Югре являются и шламовые амбары с отходами бурения. По данным недропользователей, на 1 января 2013 года в округе остались нерекультивироваными 1 515 шламовых амбаров. В 2012 году нефтяники рекультивировали 292 шламовых амбара, что на 6% больше, чем год назад.

А закончить данную заметку хотелось бы фразой «Не так страшен шлам, как его малюют».

Рубрики: Общество.


Рейтинг новости:

115
Просмотры:
4
Поделились:
3 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑