Среда, 20 сентября 2017 18+

Сырая перспектива будущей жизни

Опубликовано: 27 сентября 2012, 19:15 | Служба новостей "ЮграPRO"

Правительство Югры планирует будущее… Создана так называемая Стратегия, которая была представлена на суд общественности — все желающие могли высказать свое мнение о документе и внести предложения. Не так давно завершился трехмесячный этап «общественной разработки» Стратегии социально-экономического развития округа до 2020 года и на период до 2030 года. Мнения вокруг документа разделились. О своем отношении к Стра­те­гии в интервью корреспонденту «ЮграPRO» рассказал депутат Думы Югры, член фракции «Справедливая Россия» Андрей Филатов.

— Андрей Сергеевич, почему вы не поддержали Стратегию, когда она обсуждалась депутатами Думы Югры?

— Я достаточно внимательно прочел Стратегию. Считаю, что документ сырой и требует тщательной доработки. Можно сказать, что Стратегия — это судьба округа и каждого жителя Югры в ближайшие 30 лет. Не хочу, чтобы мои дети, которые через тридцать лет станут самостоятельными людьми, поставили мне в упрек, что у меня была возможность повлиять на развитие округа и на улучшение качества жизни югорчан, но я этого не сделал. Я проголосовал так, потому что чувствую ответственность перед будущими поколениями. Что останется нашим детям, когда здесь закончится нефть? Об этом нужно думать в первую очередь.

Сейчас документ больше похоже не на Стратегию, а на добротное и основательное описание текущего нефтяного профиля региона, его производственной, технологической, инфраструктурной и ресурсной составляющей. А также план хозяйственных мероприятий, где проложить дороги, где открыть музей, где поставить мини-заводы по переработке бытовых и промышленных отходов.

— В чем слабые места существующей Стратегии?

— Отсутствие внимания к жителям округа! Про реальные нужды людей практически ничего не сказано. Стратегия декларативно обещает населению автономного округа повышение качества жизни, улучшение жилищных условий, повышение среднедушевого дохода, улучшение медицинского обслуживания, доступа к образованию, повышение продолжительности жизни. Но о реальных механизмах, а главное о каких-либо сроках — когда наступит это — Стратегия умалчивает.

Большинство югорчан обращаются ко мне с просьбой об улучшении жилищных условий, люди, добывающие черное золото, живут в балках, в каких-то иногда совершенно неприспособленных для жизни помещениях. И возможности купить свое жилье у людей нет. В документе прописано, что до 2030 го­да в Юг­ре долж­но быть пост­ро­ено 30 миллионов квад­рат­ных мет­ров жилья, в два раза больше, чем есть на данный момент. Это, конечно, радует. Только как это будет происходить и за счет чего?  Причем сто­имость квадрат­но­го мет­ра жилья в Югре долж­на составить 35 ты­сяч руб­лей. Сейчас, например, в Ханты-Мансийске квартиры продают по 65 тысяч за квадратный метр. Каким образом эта цена снизится в два раза?!

А абзац, в котором говорится о том, что «рост в составе населения лиц старше трудоспособного возраста, вероятно, приведет к невозможности финансирования из окружного бюджета в полном объеме принятого социального пакета для пенсионеров округа» и далее по тексту «нас ждут сложности со стариками — придется пересмотреть их социальные пакеты», звучит устрашающе. А должно быть написано про программы повышения продолжительности жизни в Югре или программы переселения людей на «материк».

Надо, чтобы в этом документе жители региона увидели решения своих проблем и получили ясные ответы — как конкретно изменится их жизнь, если они примут активное участие в реализации этой Стратегии.

— Какие еще недостатки Стратегии вы бы выделили?

— Откровенно слабым местом данного документа является то, что в нем нет никаких сроков этапов реализации. Указаны только конечные даты — 2020 и 2030 год. Это не позволяет выстроить механизм мониторинга и обратной связи по реализации стратегии. Жизнь в любую стратегию обязательно внесет свои коррективы — у нас нет механизма корректировки Стратегии.

Кроме того, нет ответственных за реализацию этой Стратегии по направлениям деятельности. С кого спрашивать, кто эти люди, где их искать?

Полностью отсутствуют механизмы интеграции окружной Стратегии со стратегиями муниципальных образований, недопустимо при разработке развития региона не учитывать стратегии развития его территорий.

— Разработчики предложили нам три сценария социально-экономического развития в зависимости от цены на нефть. Какой вы считаете наиболее вероятным — оптимистический, пессимистический?

— Я не обладаю даром предвидения. Думаю, и разработчики проекта тоже. Все эти модели — это гадание на кофейной гуще. Будет, не будет… Что гадать, сколько будет стоить нефть через 18 лет? Можно ли было 18 лет назад, в 1994 году, спрогнозировать, какая цена нефти будет в 2012-м?

Последний кризис показал, что аналитики ошиблись практически во всем. Если это сценарный метод планирования, то где мероприятия — что мы будем делать при наступлении сценария №1, что будем делать при наступлении сценария №2?

— Отражены ли перспективы развития моногородов в Стратегии, по вашему мнению?

— Перспективы туманны. Главный фактор, который определяет стратегию региона, — это сокращение добычи черного золота. В Югре 14 моногородов полностью зависят от ТЭК. Нельзя допустить падения уровня жизни людей в таких городах из-за сокращения добычи нефти. Поэтому нужно говорить о реальной диверсификации экономики округа. Но не насильственной, а цивилизованной и постепенной.

В Стратегии упоминается о развитии «тех видов бизнеса, в которых регион обладает высокой конкурентоспособностью». К сожалению, ни что это за бизнесы, ни в чем заключается их конкурентоспособность, ни с кем они конкурируют, ни как их развивать, нет ни слова.

— С чего бы вы начали изменение Стратегии?

— С самого главного! Изменил бы стратегические цели. Представленные нам стратегические цели не соответствуют ни одному из критериев постановки. Цель должна быть конкретная, измеримая, достижимая, реалистичная, определенная по времени.

Сейчас это просто набор слов, не имеющих управленческой ценности. Например, кто-нибудь знает, что такое «опережающее развитие человеческого капитала», чем его можно померить сегодня и как мы поймем, насколько оно изменилось к 2020 году или к 2030 году? Тогда зачем это включать в Стратегию? Для объема?!

— Что еще нужно внести в Стратегию?

— Как ни крути, а благополучие региона напрямую зависит от нефтяного сектора экономики. В уже имеющемся документе правительство автономного округа имеет весьма ограниченное влияние на нефтяное лобби и сами нефтяные компании и не может в должной степени влиять на их производственную, технологическую, коммерческую политику. Захотят нефтяники измениться — изменятся, захотят построить перерабатывающие мощности – построят, не захотят… То есть получается, что влияние правительства ХМАО на реализацию Стратегии ограничено.

Поэтому нужно прописать, каким образом правительство автономного округа будет влиять на нефтяные компании. Прямое воздействие правительства могло бы выражаться, например, в том, чтобы оно направило нефтяные компании, работающие на ее территории, жестко соблюдать экологические нормы, создала кластер высокотехнологичных решений по добыче и глубокой переработке нефти, нанотехнологичную нефтехимию и тому подобное.

— Не кажется ли вам, что вы слишком критичны к уже написанной Стратегии?

— Стратегия — это путь развития. По ней мы будем сверять нашу жизнь в течение этих лет. Я хочу, чтобы мы во всем были первыми и создали Стратегию, на которую будут равняться другие регионы. Стратегию, которая будет, прежде всего, направлена на решение проблем жителей Югры.

Справка. Стратегия социально-экономического развития Югры была создана по заказу окружного правительства ОАО «Сибирский научно-аналитический центр» (СибНАЦ), которое известно прежде всего тем, что занимается анализом геолого-геофизического материала и технико-экономическим обоснованием целесообразности разработки месторождений. 

Рубрики: Интервью, Политика. Метки: .


Рейтинг новости:

392
Просмотры:
6
Поделились:
3 Итого:
Ваша оценка:
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*


Наверх ↑